Куруфинве Феанаро
голову сломя из огня да в полымя



Кажется, побывать в руках маньяка стало в этом Городе доброй традицией, мрачно пошутила сама себе Нина. Гробница, похоже все той же Катрины, металлические оковы, цепко обвившие запястья и щиколотки, на потолке пляшут отсветы от магического пламени.
И невыносимо жжет в груди от вбитого туда короткого деревянного кола. Не осина, но тоже ничего хорошего. Нина попробавала подергать рукой: бесполезно. Она извернулась, чтобы посмотреть, и поняла - дело дрянь. Оковы на совесть зачарованы, тут хоть ты живой, хоть неживой, но не вырвешься, открыть можно только снаружи.
Жрец-ренегат вошел в гробницу, заметно прихрамывая. Нездоровый румянец, не менее нездоровый блеск в глазах и осунувшееся лицо явно давали понять, что несколько дней в подземельях без еды, света и в довольно тонкой и легкой мантии даром не прошли. Нина еще раз попробовала на прочность кандалы, уже вряд ли на что-то рассчитывая, вряд ли бы у нее получилось разломить зачарованный металл даже без кола в сердце. Виатта подошел и попросту сел на алтарь рядом с ее боком, от его тела тянуло жаром, как от костра.
-Эй, - негромко позвала Нина. Тот не отреагировал. - Ну, скажи мне, зачем?
Виатта слегка повернулся и в упор уставился на нее немигающим, ни чего не выражающим взглядом. Яркие золотые глаза потускнели и казались затянутыми грязью.
-Я хочу сказать, - продолжила Нина, - что смысла в этом нет. Убить меня ты не сможешь, не в твоем состоянии, боли я не чувствую, так что помучить меня не выйдет тоже, да и найдут меня здесь быстро.
-А я постараюсь, - спокойно ответил Виатта. Нина подавилась следующей фразой.
Жрец встал, спокойно обошел алтарь и вытащил знакомый нож. Примерился, подцепил ее за подбородок. Нина тут же дернулась вперед, от души смыкая на ладони зубы; жрец вскрикнул и хлестнул по лицу, от удара Нина звонко стукнулась затылком об алтарь.
-Врешь, не возьмешь! - Нина азартно сверкнула глазами и злобно ощерила окровавленный рот. Виатта отступил на шаг и ударил основанием ладони по колу так, что тот отчетливо уперся в позвоночник и мышцы свело судорогой. В памяти всплыло неуместное вовспоминание, как ей, давным-давно, в другой жизни, чистили корни зуба. Только дернуло разрядом в это раз не челюсть, а все тело. Нина зашипела и разразилась бранью. Виатта отступил, пережидая, пока она успокоится.
Наконец, бешеный гнев схлынул, оставив место только холодной злости. Нина начала прикидывать, как выбраться. Кандалы ей не сломать, но может получится выломать их из плиты? Виатта спокойно раскладывал на полу какие-то предметы, даже скосив глаа изо всех сил, Нина не смогла увидеть, какие.
Впрочем, запах подсказал: Виатта собирается ее упокоить. Врешь, не возьмешь. Нина закрыла глаза.
Придется сделать это. Не хочется, но придется.
-Эй, Виатта, можно тебя на секунду?
-Что нужно? - жрец поднимает неживой взгляд и замирает. Нежить тоже умеет мыть мозги. Долго ступор не провисит, у нее всего секунды полторы. Но ей больше и не надо.
-Ты просчитался.
Нина коротко выдохнула и со всей своей неживой силы рванула руку из кандалов. Жуткий хруст. Темная кровь. Тыльную сторону ладони освежевало, большой палец просто вырвало и он так и повис на краю металлического кольца на лоскуте кожи.
Первым делом Нина хлестнула по лицу жреца когтями, тот дико закричал, хватаясь за выбитые глаза, пока Нина спокойно снимала кандалы, со второй руки и ног. Ее счастье, что Виатта не предусмотрел, что попадется настолько прыткая и отмороженная жертва и не настроил открывание только на себя.
Освободившись, Нина взялась обеими руками за кол, торчащий из груди и плавно потянула от себя. Виатта лихорадочно накладывал на лицо исцеление. Он успел прозреть как раз к моменту, когда Нина вытащила деревяшку и небрежно отбросила ее в сторону.
А потом была только кровавая ярость.
Из-под кровавой пелены в глазах снова начала проступать гробница. Привкус крови во рту, кровь на руках, брызги на стенах. Похоже, Город избавлен от Потрошителя.
Хриплый булькающий звук нарушил тишину. Нет, не избавлен.
Виатта сидел на полу у алтаря, скорчившись и как-то неловко клонясь набок, и зажимал ладонями кровоточащую шею. Нина опустилась рядом с ним на корточки, он отчаянно захрипел, пуская из разорванного горла кровавые пузыри и попытался отползти. Рядом с ладонями то появлялось, то пропадало золотистое сияние: ему никак не удавлось сосредоточиться, чтобы воззвать к Всемилостивейшей за исцелением. Нина ждала. Наконец, ему удалось кое-как вылечиться: рана так и не закрылась, но дышать он стал нормально. Он безнадежно опустил руки, показывая два ряда глубоких дырок на шее:
-Добивай уже... не издевайся, - он жалко скривил губы в улыбке. - Ты победила.
Нина вздохнула и уселась прямо в лужу крови рядом со вздрогнувшим жрецом. Мантию все равно не отстирать.
-И в каком я, по-твоему, месте победила? Репутация Дома Золотого Солнца разнесена в клочья. Кримайер при смерти. Ты - кем бы ты ни был, ты все равно жрец Золотого Солнца - при смерти. Еще двоих разорвала толпа. Половина послушников разбежалась. Леди Согана под стражей по подозрению в соучастии. Сам храм до сих пор не сровняли с землей только потому, что нежить Крипты пригрозила сожрать любого нарушителя общественного порядка. Я... Да, в общем-то тоже умру через несколько часов. Я так же проиграла, как и ты.
Повисло молчание.
-Нина?..
-М? - она с толикой удивления глянула на Виатту.
-Я могу.., - он напряженно, словно боясь, что она откажет, смотрел ей в лицо, - спросить тебя?
-Валяй.
-Что будет после смерти?
-Э?.. Для справки, я вообще-то не умирала. Нежить - это как раз те, кто не умер. Но я могу тебе ответить, - Нина выдержала паузу. - Если ты действительно хочешь знать.
-Хочу, - кивнул Виатта. - Правда уже догадываюсь, что ответ мне не понравится.
-Ты прав. Потому что ничего не будет. Твое тело перестанет функционировать, ты некоторое время поблуждаешь чистым бестелесным сознанием, а потом оно растворится и исчезнет. Посмертие - это сказка, придуманная богами и людьми.
-Ясно... Что-то такое я и подозревал, - Виатта закрыл глаза и завозился, пытаясь устроиться поудобнее. Нина вздохнула:
-Можешь лечь на меня. Я всяко теплее и мягче могильного камня.
Она мягко потянула его к себе. Виатта не стал сопротивляться и опустил голову ей на колени. Его заметно трясло, взгляд стал совсем уж отсутствующим.
-Хочешь, поговорю с тобой?
Виатта еле заметно качнул головой:
-Можешь... просто побыть со мной?
-Запросто.
Нина задумчиво провела пальцами по лбу Виатты, убирая с него волосы, затем опустила руку ему на грудь, ощущая под пальцами быстрый и рваный ритм сердца. Впрочем просто сидеть уже через минуту стало невыносимо.
-Слушай, несчастный, может сам мне что расскажешь, а? Обоюдное томное ожидание смерти - это конечно может и правильно, но безумно скучно.
Виатта промолчал, только устроился поудобнее.
Нина вздохнула.
Через некоторое время она вздохнула еще раз, погромче.
-Мама меня не любила. - Виатта открыл глаза, невидяще уставившись в потолок. - Я всегда старался вести себя хорошо, угодить ей, оправдывал ее. А сейчас наконец решился посмотреть правде в глаза, она меня просто не любила. Хах, а я всегда верил, что уж кто-кто, а мамочка всегда будет меня любить, я же ее хорошая девочка, - последнюю фразу он выплюнул с особенной ненавистью.
-Увы, люди бывают невероятными мудаками, даже если кажется, что эти конкретные люди тебя любят, - сочувственно сказала Нина. Они снова замолчали, думая каждый о своем. Нина вспомнила свою подругу детства: эффектную успевающую во всем благополучную девушку... которую за закрытыми дверями мать била до кровавых соплей, отбирала и выбрасывала вещи и пыталась контролировать во всем. В восемнадцать лет подруга собрала документы и сбежала учиться на другой конец страны. Нина потеряла связь с ней, но надеялась, что у нее все хорошо. - А, знаешь, Виатта, я неместная. Очень сильно неместная, но в мой родной мир отсюда очень сложно попасть, нужно несколько дней индивидуальных расчетов и целая прорва энергии. Так что приходится отдыхать тут. А у меня там родственники остались. Родители, наверное уже совсем старенькие, надеюсь мои брат с сестрой им помогают. А меня давно считают погибшей.
-А они что, просто через родственные узы тебя позвать не могут? - заинтересовался Виатта.
-Неа. У нас магии почти нет в мире, кроме самых простых ритуалов, да и те через раз работают. Так что, сам понимаешь. Когда я свалилась подработать в Приграничье, я не думала, что это затянется так надолго, но в итоге так и приросла там. Никогда не думала, что буду так дико скучать по ним! - не сдержавшись, Нина шмыгнула носом.
Виатта с явным трудом поднял руку и сжал ладонь Нины в своей.
-Зато, по крайней мере, твои родные нормальные люди, - он задумался и неожиданно как-то хитро улыбнулся синеющими губами. - Знаешь, что? У меня есть идея.
-Хм? - Нина подняла бровь.
Виатта потянулся вверх, дотронулся до лица Нины. Его золотые глаза встретились с тускло светящимися алым неживым огнем глазами Нины.
-Живи.
С его руки хлынул золотой поток и все вокруг на мгновение утонуло в свете Истинного Исцеления.
-Ай! - Нина зажмурилась и затрясла головой, пытаясь проморгаться. - Ты что творишь? Ты же себя так угро.., - она осеклась. Виатта остекленевшим взглядом смотрел в никуда. Она неверяще моргнула и притянула его поближе, его тело покорно обвисло в ее руках.
-Несчастный...
Она тяжело вздохнула и закрыла ему глаза.
-Зато тебе больше не нужно никого ненавидеть. И хотя перед смертью ты был не один.

@темы: джен, Нина Щекочихина-Крестовоздвиженская, Мэри Сьи, Зарисовки, спин-оффы, флешбэки, Виатта