Куруфинве Феанаро
голову сломя из огня да в полымя
Виатта мрачно отставил швабру и устало опустился прямо на пол у стены. Бессмысленность собственного занятия убивала, он начинал понимать, зачем нужны перекуры: когда руки заняты, хотя бы в голову меньше навязчивых мыслей влезает. Нина, оказываясь в Городе, неизменно крутила пальцем у виска и советовала перестать "маяться херней" и наконец уже переехать к ней. Тем более, на Приграничье обученный целитель лишним точно не будет, а на кровавое прошлое там всем глубоко побоку. Ну или хоть к Вайрэ!
Вайрэ. Было бы ложью сказать, что Вайрэ Виатте не нравился, эльф был умен, с ним было интересно общаться, да что уж там, красивым и весьма во вкусе Виатты он тоже был, было только одно большое "но". То, что Виатта пустил его в салатную нарезку и выжил после этого эльф только чудом. Сначала после возрождения, Вайрэ, как и ждал Виатта, шарахался. Ждал подвоха и прожигал спину настороженным взглядом, как и должно быть. А потом что-то изменилось и вдруг Виатта стал ловить на себе задумчивый, полный интереса взгляд, хотя в глаза ему Вайрэ все так же не смотрел. Потом еще хлеще - Вайрэ взял и потащился в смертельно опасное место за смертельно же опасным артефактом, чтобы восстановить храм. Нина пришла в буйный восторг, Виатта в ответ неизменно отшучивался, что-де Вайрэ просто насмерть надоели ее жалобы на то, что теперь некуда заскочить поболтать с коллегами - хотя, к самому Виатте на руины Храма она вообще-то заскакивала только так - хотя прекрасно понимал, что Нина права. Это все... для него.
И Вайрэ, как ему ехидно и посоветовала Нина, действительно пришел. Поговорить и забрать плащ и только. Виатта протянул ему его вещь, на миг их пальцы соприковнулись и Вайрэ неожиданно проворно схватил жреца за руку.
-Виатта! Наверное это будет слишком внезапно, но чувствую, если не скажу сейчас, то вообще не решусь. Давай встречаться, а? - и еще в глаза просительно заглянул для полного эффекта. Виатту же как к месту приморозило. Это что, шутка? Или поиздеваться решил? А, какая разница? Неожиданная апатия навалилась как тяжелое ватное одеяло.
-Я согласен.
Вайрэ откровенно просиял, Виатта же только молча отобрал у него свою руку и сказал, что устал и хочет спать и если Вайрэ еще нужно что-то обсудить, то лучше бы отложить это до завтра, мысленно дополнив это тем, что может, завтра мозги или что там вместо них у детектива, встанут на место и он догадается, что собственного палача надо слать на три буквы, а не предлагать встречаться. Больше ничего Виатта не заслуживает. Вайрэ еще что-то продолжал говорить, когда его лицо перечеркнул порез. Кровь потекла вниз по шее. Потом появился еще один. Виатта зажмурился и затряс головой отгоняя наваждение.
-Прости, засыпаю совсем. Пожалуйста, давай поговорим завтра.
Вайрэ печально вздохнул и ушел, оставляя Виатту наедине с кошмарами. А еще с осознанием того простого факта, что раз они теперь встречаются, то наверное же еще и этим заниматься придется, да? Виатта почувствовал, как у него загорелись уши, внутри похолодело. Вместо кровавой вакханалии память услужливо развернула воспоминания из собственных детства и юности. Виатта обхватил себя руками за плечи. Ведь наверное же когда добровольно - это не так?.. А как? Он не знал, как только он оказался в Храме, он тут же радостно уцепился за возможность блюсти целибат.
Но те же Нина и Пророк выглядели вполне довольными... и просто влюбленные парочки, которых Виатта встречал на улицах Города - тоже. А братец детектива вместе со своим подземщиком Эстебаном и вовсе откровенно светились, довольные друг другом.
Виатту зазнобило. Мир вокруг определенно сходил с ума. В нормальном мире преступников казнят, а не возвращают к жизни и недорезанные жертвы не предлагают своим без-пяти-минут убийцам встречаться. Что же делать?
Вдруг все стало кристально ясным. Раз мир сошел с ума и Виатта никак не может его понять, то наверное... стоит просто сдаться на милость победителя? И все снова станет просто и понятно. Делай, что должен. Делай, что тебе скажут. И все будет нормально. Виатта почувствовал, как по лицу расползается счастливая улыбка и провалился в сон.
Так действительно оказалось проще. Просто ходить по инстанциям, сидеть в очередях в неком сумеречном сотоянии и собирать справки. Ходить на свидания с Вайрэ, когда тот звал. Разговаривать. Отвечать на вопросы. Отвечать на поцелуи.
...Отвечать на вожделение. Это действительно было намного лучше, чем то, что Виатта помнил. По крайней мере Вайрэ определенно не хотел причинять боль и его почему-то волновало, каково самому Виатте. Виатта улыбался и говорил, что все хорошо и Вайрэ великолепен, чтобы с наступлением ночи снова уйти. В нормальном мире любовники засыпают счастливые и довольные друг другом. И в нормальном мире не принято будить друг друга дикими воплями от непрекращающихся кошмаров.
Потом, после ночного разговора с Айнарэ, который Виатта не особо запомнил, потому что адское пойло срубило его с первых трех глотков, появилось ощущение, что что-то не так. Оно усилилось, когда принесся встревоженный, весь как на иголках Эстебан и потребовал вызвонить братьев и искренне был удивлен, что Виатта не связывался с Вайрэ сам.
Наверное, Виатта снова что-то делает не так. Но в любом случае, они оба пропали и могут погибнуть. А он может хоть как-то им помочь. Виатта опустился на колени рядом с алтарем и впервые за долгое время ко Всемилостивейшей взлетела молитва искренняя, а не по расписанию. Пусть Вайрэ то ли сумасшедший, то ли просто пользуется Виаттой - какая разница? Его гибель расстроит многих. В том числе и самого Виатту.
Но потом все снова стало как прежде.
Виатта поднялся на ноги и, охнув, схватился за стену, головокружение накатило волной и схлынуло, оставив неприятную слабость в ногах. Перетрудился. Недоедает. Ему за это еще Кримайер всегда выговаривал. Стало тоскливо. Виатта закрыл глаза, представил как пухлый эльф по-хозяйски проходится по храму, вертя головой и на удивление тихо для его походки и комплекции ступая по по полу, подходит к Виатте и ехидно спрашивает...
-Тут что, жрецы вместо уборщиков? Я думал, это на послушников принято сваливать.
Виатта шарахнулся и заорал. Вот и безумие, воображаемые покойники с ним разговаривают! Впрочем вопрошающий оказался живым человеком и тоже испуганно отступил, выставляя руки перед собой в защитном жесте.
-Эй, ты чего? Извини, не хотел пугать.
-Эстебан? - Виатта удивленно моргнул. - Опять братья пропали?
-А? Да причем тут братья, я к тебе и по твоему основному профилю... обоим профилям.
-Тогда не здесь, - Виатта усилием воли заставил себя собраться, - Следуй за мной.
Работы тут действительно было, как выразился язва Эстебан, на оба профиля.
-С кистью точно можешь распрощаться, насчет остальной руки, смотря как дело пойдет. Аллергии на сонный дух нет?
-Я уже наркотой вмазался, можешь так резать, только побыстрее пожалуйста, - вежливо попросил Эстебан. - мне как-то неохота потом за реген лишние деньги выкладывать. Кстати, мне заткнуться?
-Да болтай уж, не мешаешь, - хмыкнул Виатта, рассматривая руку подземщика. Выглядело преотвратно, воняло еще хуже. -Лучше расскажи как так тебя угораздило? Черную гниль в рану поймал?
-Не.., - Эстебан поморщился. - Это гнев Бонхарда. Я его дар принимать отзался, вот он и обозлился.
-Не понял?
Эстебан с явным энтузиазмом принялся рассказывать. Нет, то, что Бонхард живой и с характером, Виатта уже знал - пострадавшие подземщики в Храме бывали и охотно о городской подземке трепались. Но вот таких интересных вещей не рассказывал никто из них, да и Эстебану похоже просто наркотик язык развязал. Бонхард был многомерен, в Бонхарде пространство и время закручивались в причудливые узлы и спирали, а то и завязывалось в петли. Вот именно в такую петлю Эстебан в этот раз и угодил - Бонхард точно от него то-то хотел, но Эстебан никак не мог понять намека и поэтому как ни пытался уйти, все оказывался у каменной стены с характерным моховым узором. В конце концов, он ее с чувством пнул и стену раскололо надвое вертикальной щелью - то оказалась замаскированная дверь. Открыв дверь, Эстебан оказался в длинном сухом коридоре, заполненном причудливыми прекрасно сохранившимися фресками - тут Эстебан все порывался лезть за фотоаппаратом и показать Виатте фотографии. Коридор повилял, поизгибался и вывел Эстебана в крохотную тупиковую комнату, где лежал на невысоком каменном постаменте иссохший мертвец, на черепе которого красовалась хорошо известная Эстебану маска-кровоглот. Что за маска? Ну, Бонхард, как известно, не бог, он нечто гораздо более древнее и жуткое, так что служителей он себе вербует куда более странными методами. Тем, кто ему понравился, он предлагает вот такую вот маску и сделай он это пару месяцев назад, Эстебан принял бы такую судьбу не задумываясь. Он знал пару масконосцев и от них - свойства служения. Маска пускала корни в носителя, заживляя раны, не давая уставать, с маской оставались позади примитивные потребности в пище и воде, а сон становился нужен только чтобы уложить в голове впечатления. Все было бы прекрасно, если бы не тот факт, что единожды надетую маску становилось невозможно снять - она пускала корни в носителя и вдобавок требовала пролитой крови, вынуждая постоянно чистить Бонхард от тварей, а конец масконосца был печален однажды не успеть утолить ее голод и самому стать пищей.
-А просто силой сорвать? - поинтересовался Виатта
-Были парочка масконосцев, которые попробовали. Сходит только вместе с лицом, а корни конфликтуют с внешней целительной магией и не дают крови нормально свернуться.
Виатту передернуло. Эстебан продолжил свой рассказ: еще пару месяцев назад, когда он был просто одним из авантюристов-исследователей Бонхарда, такая судьба не показалась бы ему чем-то ужасным и он бы с охотой ее принял, но теперь у него было в жизни что-то помимо бесконечных тоннелей, залов, переходов и галерей Бонхарда. У него был Айнарэ - Виатта ощутил, как внутри что-то кольнуло от того, как при имени эльфа лицо Эстебана сново озарило изнутри - и теперь становиться вечным служителем Бонхарда не прельщало. Так что... Саму маску Эстебан забрал, чего добру пропадать, но надевать ее отказался, о чем и доложил Бонхарду с аргументами. Вот Бонхард и разозлился. А что такого? Не первый раз уже так делает, если пережить кару Бонхарда, то тот дальше зла не держит, но вот попыток схитрить и обмануть Бонхард не прощает. Если просто забрать дар и не воспользоваться - путь в Бонхард будет заказан навеки, разве что захочется особо изощренно свести счеты с жизнью, чего Эстебан пока делать не собирается. Эстебан продолжил дальше рассуждать о целесообразности и прочих вещах, но Виатта не слушал. Он механически продолжал заниматься Эстебановой рукой, пока перед внутренним взором разворачивалась манящая перспектива.
Больше не нужно будет спать. А раз не будет снов, то не будет и кошмаров. Какая разница, что придется сражаться с ужасами Бонхарда? Тем более, не такие уж там и ужасы, в бытность Потрошителя, Виатте приходилось гонять особо настырных тварей от гробницы Катрины.
-Готово, - объявил Виатта, накладывая последнее заклинание. - Дальше уже биомаг или регенератор должен работать.
Эстебан рассыпался в благодарностях, а затем, будто издеваясь воскликнул, сверкая глазами с лихорадочно расширенными зрачками, что сейчас он маску Виатте покажет и полез единственной целой рукой в сумку.
-Вот, смотри!
Маска была на вид совершенно невзрачной: из красного дерева, с каплевидными прорезями для глаз и темно-красным, почти черным плоским кристаллом на лбу. Под глазными прорезями были метки красной охрой, а низ окантовывала светлая полоса, к ней спускалась еще одна, начинающаяся между глаз, символ чем-то напоминал якорь. Средство от всех проблем Виатты. Не нужно будет напоминать себе, что нужно поесть, не придется давиться через силу. Никаких больше кошмаров.
Виатта схватил Эстебана за лицо и, вбив прямо в мозги полновесный заряд парализующей магии, протянул дрожащие руки к маске.
Удара он даже не почувствовал, только потемнело на момент в глазах, а когда снова просветлело, он лежал на полу, а в горло ему упирались лезвия, венчающие жуткое оружие Эстебана.
-Так, так, так. Кажется, у нас появилась тема для серьезного разговора. - в голосе подземщика появились странные резонирующие ноты, зеленые глаза полыхнули красноватыми отстветами в глубине зрачков. - Айнарэ был прав.
-Причем тут Айнарэ? - просипел Виатта.
-Не те вопросы задаешь, - Эстебан спрятал оружие и без особых усилий поднял Виатту за шиворот и усадил за стол. - Я сейчас уйду ненадолго, как вернусь, поговорим. Не вздумай делать глупости, ты уже натворил достаточно, чтобы я имел право убить тебя на месте без суда и следствия.
Подземщик вышел. Виатта в отчаянии уставился на собственные руки. Дурак! Это же была такая явная ловушка! О законах Города и послаблениях в них для подземщиков Виатта знал весьма неплохо. А он только что напал на Эстебана, оглушил и попытался отнять у него артефакт Бонхарда. Идиот! Что же теперь будет? Что от него потребует Эстебан за молчание? И что с этим делать? Память услужливо подбросила несколько вариантов. Нет, только не снова. Виатту затрясло, он обхватил себя руками за плечи, пытаясь хоть как-то успокоиться.
"От памяти не сбежишь!" - прошипел ему в ухо призрачный голос. "Мы всегда будем рядом, чтобы напомнить, кто ты такая!" - ответил ему другой. Третий издал ледяной смешок и пропел: "И то, чем ты занималась!" Виатта запустил руки в собственные волосы.
Эстебан вернулся и плюхнул на стол перед Виаттой бумажный пакет. Виатта безмолвно уставился сначала на пакет, а потом на Эстебана. Потом снова на пакет.
-Чего? - Эстебан в ответ вопросительно глянул на Виатту. - Это супчик из лапшичной через дорогу во дворах. Поешь, а то на тебя же смотреть страшно. Потом поговорим.
-Я... Я не.., - просипел Виатта и с ужасом ощутил, как когти нежити снова впиваются в горло. Воздух напрочь отказывался попадать в легкие нормалньым путем и вообще по ощущениям превратился в что-то раскаленное и шипастое. Тут Виатта ощутил на плечах твердую, но довольно бережную хватку.
-Эй, ты меня слышишь?! Дыши давай. Вдооох. Выыыдох. Вдооох.
Звук голоса успокаивал. Спазм отпустил и Виатта повис на руках Эстебана, судорожно откашливаясь.
-Хватит меня пугать уже! Давай ешь.
Виатта закивал и потянулся за ложкой.
-Расскажи пока, при чем тут Айнарэ, - хрипло попросил он. Горячий суп с первого же глотка пробудил зверский аппетит.
-Да беспокоится он за тебя, дурака безмозглого! Уж не знаю, чего он вдруг так к тебе сочувствием проникся, но днях пожаловался, что ты в тень самого себя превратился, а его влюбленный братец-идиот ничего не видит. На тебя и на братца мне в общем-то совершенно все равно, но раз уж Айнарэ за тебя переживает, то стоило проверить. Ну вот и проверил. Ты когда вообще последний раз ел и нормально спал?
-Я.., - Виатта замялся, припоминая.
-Ясно все с тобой, - беззлобно отозвался Эстебан. - И за заколки свои не хватайся, я сквозь иллюзии вижу. Но степень твоего отчаяния предельно ясна уже из того, что ты решился напасть на подземщика, чтобы отобрать у него артефакт а-класса опасности и стать вечным рабом Бонхарда. Неужели оно того стоило?
Виатта уставился в пустую чашку из-под супа. Как объяснить это тому, кто никогда подобного не испытает и хвала всем богам?
-Почему тебе это вообще интересно?
-Не считая того, что из-за тебя беспокоится мой Айнарэ? Ну считай это корпоративной солидарностью.
-Чего?! - Виатта недоуменно поднял взгляд, ища на лице Эстебана следы насмешки, но тот был предельно серьезен.
-Нина мне рассказала, что ты нашел их в глубинах Бонхарда, в залежах нелетописных эпох. И спустился туда сам. Один. Без оружия. И вышел прямо к ним, а потом еще и вывел их. Ты хоть понимаешь вообще, что ты сделал?
Виатта помотал головой.
-Это тьма времени и измерений! Эти шестеро шли туда на верную смерть и готовились к верной смерти. Я - фаворит Бонхарда, на минуточку - и то туда лезть не решился, потому что оттуда не возвращаются вообще! Никому, никогда это не удавалось! Так что Айнарэ вышел оттуда только.., - Эстебан осекся и замолчал, будто сболтнул что-то лишнее. Виатта ощущал бесконечное удивление, до этого он как-то не задумывался о том, что произошло в катакомбах. Он просто шел, выбрел на остальных, а потом, когда все закончилось, повел их наверх. Просто откуда-то бралось ощущение, куда нужно идти и куда не нужно. Дорога сама стелилась под ноги. А теперь вот выясняется, что он сделал что-то хорошее. Спас кого-то и даже помощь Всемилостивейшей не понадобилась. Это было... неожиданно.
Но бесполезно.
-Я ценю твои намерения, но... Ты ничего не можешь сделать. - Виатта встал и не глядя на Эстебана, направился на выход.
-Может и нет, а может и да. По крайней мере, я могу таскать тебе супчики, - хмыкнул подземщик и тихо, так что Виатта еле расслышал, пробормотал: - по крайней мере, когда я не в Бонхарде.
С этими словами он тоже встал и, выйдя из Храма, моментально растворился в сумерках.
Виатта вздохнул и закрыв дверь завалился спать. Сегодня ему повезло - он спал без снов. Утро началось как и всегда с гнусного пиликанья будильника на телефоне. Кое-как продрав глаза и выключив мерзкий звук, Виатта заставил себя подняться с кровати. Что ж такое, вроде и поспать удалось как следует, и кошмаров не было, но чувствовал он cебя, будто и не спал вовсе. Голова трещала и раскалывалась, в глазах все плыло, тени в углах внимательно наблюдали... Стоп, что?! Виатта тряхнул головой. Кажется, он не до конца проснулся. Большая кружка дрянного растворимого кофе, бутерброд и холодная вода хоть как-то примирили воспринимаемую реальность с объективной. Хотя бы тени стали просто тенями, а не духами мертвых. Весь день прошел в каком-то мутном тумане и, как бы сказала Нина, на автопилоте. Под вечер пришел Эстебан и, как и грозился, притащил супчик, заодно похвастался свежевырощенной рукой, которую удалось бесплатно выбить по страховке. Виатта из вежливости порадовался за него, но кажется подземщик на это не купился.
Эстебан вышел за дверь Храма и недовольно скривился. Чем только Вайрэ думает, хотелось бы знать?! На его месте он бы давно уже схватил Виатту за шиворот и отволок к хорошему мозгоправу, жрец определенно выглядел если не безумным, то на пути к тому - его бессмысленно блуждающий мутный взгляд то и дело останавливался, упираясь в что-то невидимое Эстебану в темных углах, а спал он похоже вообще неделю назад, серо-синяя бледность и будто углем рисованные круги под глазами делали жреца похожим на ходячий труп. Уж про то, что жрец похудел до прозрачности и с трудом вообще на ногах держался, даже упоминать не стоило. Отдельно Эстебан не мог взять в толк, как к этой тени человека вообще можно испытывать какое-то желание помимо накормить и уложить спать, просто спать, без физической активности. Вайрэ во внутреннем списке Эстебана постепенно кочевал из графы "родственник Айнарэ" в графу "на всю голову стукнутый родственник Айнарэ, с которым в одном поле срать не сяду". К слову об Айнарэ... Эстебан полез за телефоном.
-Здравствуй, лунный призрак! Тогда, когда перестанешь звать меня Эсти, не раньше. Слушай, я тут на волне твоего беспокойства к Виатте заглянул, так вот, ты на меня очень сильно обидишься, если я слегка набью твоему братцу лицо? А ты сам к нему в гости нагрянь и тоже захочешь! Нина и та более живой и здоровой выглядит. А еще, по-моему, у него рассудок уже сыпаться начал и я искренне не понимаю, почему твоему братцу на это все равно. Что? Хочешь сказать, если бы я вдруг заперся в четырех стенах и предался самоедству, самоуничижению и саморазрушению, то ты бы ничего с этим не стал делать? Другого кого обманывай. Ладно, пока, до вечера.
Тем же вечером, когда Вайрэ аккуратно закрыл за собой дверь, и, помыв руки, зашел на кухню и поздоровался с возвышающимися над спинкой диванчика двумя пепельными макушками, потемнее и посветлее, к нему немедленно обратились две пары глаз. Обладатель зеленых смотрел с нехорошим энтомологическим интересом, синих - с вопросительным родственным укором. Впрочем, Эстебан тут же отвел взгляд и демонстративно игноруя Вайрэ распрощался с Айнарэ и вышел, попутно задев детектива плечом.
-Это что только что было? - поинтересовался Вайрэ у брата, несколько удивленный всей этой пантомимой.
-Братец, ты украл мой вопрос. Что у тебя такое было с Виаттой, что тот пару недель назад был уже сам на себя не похож, а сегодня вообще крышей протекает? Может, расскажешь по-родственному?
Вайрэ озадаченно моргнул. Нет, он конечно замечал, что Виатта выглядел все хуже, но тот вежливо отвечал, что с ним все в порядке и помощь Вайрэ ему не нужна, поэтому Вайрэ предпочел отстать, достаточно он жрецу в душу грязными лапами лазал, хватит. Вайрэ вообще старался последнее время поменьше лезть к Виатте и тот не проявлял по этому поводу недовольства, ай, да вообще он ничего не проявлял! Стоило Вайрэ появиться на горизонте, как Виатта как по волшебству моментально превращался в безынициативное бревно. Другим, живым Вайрэ видел его вообще всего пару раз, когда, зайдя в Храм попадал на тот момент, когда Виатта лечил кого-то из подземщиков, которые последнее время и составляли основной контингент страждущих, нуждающихся в помощи солнечной богини. Братии подземных исследователей было наплевать на дурную славу Потрошителя, главное, что лечит хорошо, не болтает, да и идти близко - большинство выходов из Бонхарда в городской черте приходилось как раз на окраины Крипты. Как раз последний раз они общались те самые пару недель назад.
-А что с ним? - осторожно спросил Вайрэ.
-Нет, это ты мне расскажи, что с ним, - Айнарэ откинулся на спинку и скрестил руки. - Я с ним более-менее близко пообщался только тем вечером, когда мы с ним пили и он мне показался вполне нормальным... ну вменяемым так точно, а сейчас Эсти мне прямо из Храма позвонил и утверждает, что Виатта практически сошел с ума, вдобавок вежливо просит у меня разрешения бить тебе морду. Вот все, что я знаю и неплохо бы узнать больше.
-Эээээ, не знаю, - сознался Вайрэ. - Старался его не доставать, в итоге общение как-то само сошло на нет.
Лицо Айнарэ неожиданно просветлело осознанием:
-Братец, а братец? А ты с ним вообще пробовал нормально поговорить после нашего загула? Извиниться там, объясниться? Ну хотя бы просто по-человеески поговорить, а не выжимать реакцию и инициативу? Так, - Айнарэ оценил вытянувшееся лицо брата и подавшись вперед постучал Вайрэ костяшками пальцев по лбу. - Вот ты вроде умный эльф, но порой мне кажется, будто мозги у тебя в голове даже не ночевали! Не думал, что когда-нибудь такое скажу, но в этих отношениях тебя и бывшего Потрошителя, я искренне сочувствую второму! Значит, вот тебе телефон, звони, зови к нам, ну или сам к нему и поговорите, наконец, нормально.
Виатта хлопнул дверью. Стены вокруг тряслись и плыли. Он посморел на свои руки и вздрогнул - на бинтах проступили кровавые пятна. Виатта зажмурился так, что глазам стало больно, с силой тряхнул головой и мир приобрел нормальный вид. Больше всего ему хотело забиться куда-нибудь далеко-далеко и превратиться в крохотную невидимую точку, которую никто не уидит и не найдет и сидеть там вечно. Он прошел дальше по коридору, зашел в узкую келью, рухнул на протестующе скрипнувшую кровать. В мозгах поселилась стеклянная пустота, тишина вокруг была такой, что в ушах звенело. Звон постепенно куда-то поплыл, кровать будто начала расплываться, но тут из мягких объятий накатывающего сна Виатту вырвал пронзительный писк мобильника. Он резко сел, схватил его - Вайрэ.
-Виатта, привет, - жизнерадостно сказал эльф. - Я сегодня пораньше освободился, придешь ко мне?
-Нет.
-Айнарэ сегодня чего-то наготовил... Что?
-Прости, но нет. Я очень устал, хочу отдохнуть, - с этими словами Виатта выключил телефон. Делать ничего не хотелось. Тени в углу задергались, зашевелились. Начали собираться вокруг.
Виатта сел на кровати, но сонный морок не уходил. Из теневой плоти начали оформляться лица, к нему потянулись призрачные руки. Жрец в ужасе отшатнулся, рефлекторно забиваясь в угол. Тени рассмеялись и заговорили. И вот тут Виатта заорал. Голос почти сразу сорвался и из горла рвался только невнятный хрип, но остановиться он уже не мог. Шею опять пронзила резкая боль, дыхание перехватило, он скорчился, хватаясь за шрам на некогда разорванном Ниной горле и замер, пережидая. Наконец, его отпустило. Он отчаянно боялся поднять голову, боялся снова увидеть тени, но, когда он пересилил себя и открыл глаза, в келье не было никого, кроме него.
Вайрэ обиженно посмотрел на трубку и перевел взгляд на брата.
-Отказался.
Тот тяжело вздохнул. Несмотря на то, что хронологически старше был Вайрэ, роль старшего почему-то вечно доставалась Айнарэ.
-Эстебан к нему завтра собирался, договорись с ним, чтобы вместе пойти.
-Братец, в кого ты такой благоразумный?
-В маму с папой, - ехидно отозвался Айнарэ. - Это ты у нас как подкидыш. Слушай, мы точно братья?
-Иди к черту!
Виатта снова проснулся посреди ночи с криком... ну на этот раз закричать не получилось, но кошмары были что надо. Тени мертвых издевались над ним, насмехались, рвали на части снова и снова. Он коротко выдохнул и поднялся с кровати. Снова заснуть он вряд ли сможет, да и не хочет, лучше сходить проветриться. Нежить Крипты не нападет на солярного жреца. Виатта накинул мантию и вышел на темные улицы ночной Крипты.
Он сам не понял, как ноги занесли его к знакомому зданию - тому самому, из которого вел самый короткий ход в гробницу Катрины. Тени вокруг собрались и зашептались.
"Убийцы всегда возвращается на место преступления."
"Он думает, что раз он вернулся, то он прощен?"
"Мы все помним!"
"Мы тебя не отпустим."
"Смотрите, страдает он. А когда меня на части резал - что-то не страдал!"
"Мы это исправим."
-Оставьте меня в покое, - просипел Виатта, нашаривая камень, открывающий проход.
"Да ни в жисть!"
"Мы - твоя память и тебе от нее никуда не деться!"
Виатта побежал по проходам и коридорам, под все усиливающийся гул голосов. Они сливались в невнятный обвиняющий хор, который становился все громче и громче и внезапно оборвался, когда он добежал до гробницы. Он трясущимися руками достал из тайника свечу, зажег ее, поставил прямо на пол. Беленые стены. Темные пятна и брызги. Нужно больше света! Виатта вывернул все содержимое тайника на пол, доставая одну за другой магические свечи, зажигая и ставя куда попало. Он охнул - случайно зацепил лезвие ножа рукой - тонкий порез на руке начал медленно набухать красными бисеринами. Он поднял нож на уровень глаз - в резных узорах на рукояти угадывалась чужая кровь. Тошнота подкатила к горлу, Виатта понял, что ноги его не держат и сел прямо на саркофаг, на котором разделывал жертв.
Тени вокруг дернулись и в них начали проявляться очертания. Изрезанные, изуродованные, обезличенные им самим, но каким-то образом все еще узнаваемые. Они ничего не делали, просто стояли и смотрели, но под их взглядами Виатта ощущал себя раздетым до костей.
-Что вам от меня надо? Оставьте меня! - голос снова сорвался и окончанием фразы Виатта просто подавился. Горло раздирало болью.
Одна из теней выступила вперед.
"Меня звали Аллира Файянт. Я училась в академии на оформителя, занималась танцами, а весной собиралась замуж за любимого человека, - заговорила она безжизненным голосом. - Пока ты не убил меня."
"Меня звали Карри де вар Брагат. Я был официантом..."
"Меня звали Нацвалли Истаан..."
"Меня звали Катрина..."
"Меня звали Эразм..."
"Меня звали..."
"Пока ты не убил меня."
Голоса теней накладывались друг на друга, перебивали, каждый из них говорил, не обращая внимания на других. Виатта зажал уши, но голоса, казалось говорили прямо в голове. Они подходили все ближе, начали тянуть к нему руки.
Он надрывно захрипел, не в состоянии закричать.
Эстебан тихо недоумевал. Бонхард как с ума сошел - все проходы вели не туда, лестницы и тоннели завязывались в узлы, а в залах от эшеровской геометрии начинала кружиться голова. Похоже до утра ему не выбраться. Называется решил заскочить на пару часов отнести обратно маску - он показал ее другим подземщикам, но она никого не позвала, а значит в верхнем мире ей не место. А теперь сиди и жди, пока Бонхард успокоится. Хорошо еще еды с собой взял. Эстебан с удобством сел на круглый сухой камень и вытянул из сумки бутерброд, завернутый в бумагу - заботливый Айнарэ постарался. Вообще Эстебан и сам бы себе мог навертеть бутеров, но забота была приятна.
Из-за угла вынырнула фигура в красном. Эстебан махнул половиной бутерброда - этого человека, ну или не человека, неважно, он знал.
-Здравствуй, Крайт.
-Здравствуй, Эстебан, - ответил Крайт усаживаясь рядом и снимая капюшон. Глаза тускло сверкнули янтарным, по краям плотно сидящей маски были видны уходящие в плоть корни, волнистые темные волосы он затянул в плотную косу. - Маску ему возвращал?
-Ага, - Эстебан кивнул. - Не знаешь, чего он чудит?
-Точно не знаю... Но, вообще, Бонхард так скорбит по тем, кто ему симпатичен. Наверное кто-то из его фаворитов погиб или умирает прямо сейчас.
-А кто сейчас из его фаворитов вообще тут? Ни ты, ни я явно не умираем.
-Хороший вопрос.., - Крайт почесал в затылке. - Других масконосцев тут нет, я бы почувствовал, а единственный фаворит без маски - ты.
-О, древние, - Эстебан заглотнул остаток бутерброда одним куском как удав. - Я не единственный. Крайт! Срочно нужно в гробницу Катрины! Как в скорбящем Бонхарде добраться до нужного места? Ты самый старый из нас, ты должен знать!
-Уверен?
-Про шестерых, вернувшихся из нелетописных эпох, слышал? Я знаю того, кто их вывел и чтобы мне небесным посланником стать, если он не фаворит. Что насчет гробницы... Считай это озарением.
-Убедил. Такие озарения Он сам и посылает. Что ж, я действительно знаю, как проложить тропу. Следуй за алой нитью.
Эстебан промолчал, ожидая, что будет дальше. Масконосец достал нож, тщательно протер лезвие рукавом, улыбнулся одними глазами так, что у Эстебана кровь в жилах застыла и деловито перерезал себе горло. Эстебан тут же поднялся, чтобы не запачкать в крови штаны. Та засветилась и действительно вытянулась в нить, которая ушла во тьму коридора.
-Спасибо! - поблагодарил Эстебан и побежал по нити. Что было с Крайтом, он не проверял, но точно знал, что масконосца такой мелочью не убить. Нить изгибалась, ведя его порой очевидно, порой совершенно непредсказуемо сворачивая и разворачиваясь чуть ли не на сто восемьдесят градусов. Главное - успеть бы теперь. Во-первых Виатта остался единственным целителем на всю Крипту и очень хорошим целителем, надо отметить, во-вторых, да что уж тут самому себе врать, возрожденного жреца было чисто по-человечески жалко. Уж Эстебан отлично знал, какие темные глубины может таить в себе память. Линия вильнула в последний раз и гробница показалась в поле зрения.
Эстебан облегченно выдохнул и перешел с бега на шаг. Подошел к дверям, навалился, ощущая как те поддаются и со скрипом открываются и вошел внутрь. И замер на месте. Ну просто увиденное с трудом укладывалось в голове.
Виатта сидел на краю каменного саркофага и механическими размеренными движениями срезал с себя одежду, то и дело задевая тело. На нем еще оставались заметно укоротившиеся штаны, но от верха он избавился. Потеки свежей крови покрывали мрамор.
-Ты что творишь?! - Эстебан подскочил к нему, перехватил худую, тонкую как виноградная лоза руку. Виатта пару раз дернулся, пытаясь освободиться, затем медленно повернул голову и уставился на Эстебана. Эстебан трусом не был, но почувствовал, как сердце уходит в пятки - сквозь глаза Виатты на него смотрело чистое беспримесное искрящееся безумие.
-Тебя я не убивал, - голосом заводной куклы сказал Виатта. - Зачем ты пришел? Это место мертвых.
Эстебан молча попытался отобрать у Виатты нож, но тот неожиданно легким и элегантным движением высвободил руку из захвата, а в следующий момент Эстебан ощутил, что такое магический паралич, когда ты не озаботился заранее амулетами. Даже дышать и моргать получалось с трудом. Виатта обвел рукой пустую гробницу:
-Они ждут меня. Я скоро присоединюсь.
-Кто ждет? - с усилием просипел Эстебан, пытаясь сквозь судорогу дотянуться до оружия. Верная магическая вещица освободит его, а там уже можно будет думать, как отобрать у этого психа нож... и желательно так, чтобы он самого Эстебана не покромсал. Виатта беззаботно пожал плечами.
-Жертвы Потрошителя. Ждут последнюю - меня, а потом заберут с собой.
В этом даже прослеживалась какая-то извращенная логика. Виатта подбросил нож в воздух и играючи поймал, перехватил поудобнее и медленно, с оттяжкой вскрыл вены на левой руке. Потом повторил то же самое с правой. Эстебан захрипел - до рукояти верной булавы оставалось каких-то сантиметра три, но когда он еще до них дотянется сквозь паралич?! Виатта прищурился, глядя на Эстебана и задумчиво проговорил.
-Ты тут... Это неправильно, это только наше место. Ты должен исчезнуть.., - он задумался, пока его руки жили своей жизнью - он оставил несколько глубоких порезов на бедре, кровь медленно растекалась лужей по саркофагу. - Я знаю! Ты тут, потому что я тебя вижу! Чего не вижу, того нет.
Эстебан приложил все усилия и рука сдвинулась еще на пару сантиметров. Еще одно усилие и он наконец-то схватит чертово оружие! Виатта же задумчиво поднял нож, осмотрел его и оттянув одной рукой веко, надавил кончиком лезвия себе на глаз. Эстебан как в замедленной перемотке видел, как острие пробивает склеру и погружается внутрь. По щеке Виатты медленно потекла кровь, он рванул нож и она хлынула из опустевшей глазницы потоком. Жрец небрежно стряхнул глазное яблоко с лезвия и снова занес нож. Эстебан наконец-то дотянулся до рукояти и рухнул носом вниз. Когда ему удалось подняться, Виатта увлеченно ковырялся пальцами у себя во второй глазнице. Тоже уже пустой. Вытащил оттуда что-то и отбросил в сторону.
Эстебан подошел к нему и отобрал оружие. При виде безглазого лица затошнило. Виатта недоуменно наклонил голову:
-Почему ты не исчез? - с искренним удивлением спросил он. -Я же тебя больше не вижу. И все они почему-то ушли. Оставили меня одного! - с какой-то детской обидой в голосе всхлипнул он. Его кровь со звоном закапала на пол.
-Я здесь, - откликнулся Эстебан. - И никуда ты от меня не денешься!
Что же ему делать? Без помощи Виатта точно загнется. Эстебан сделал единственное, что мог - стянул одежду, пустил рубашку на бинты, в пальто завернул самого Виатту, чтобы от холода не загнулся.
-Идти сможешь? Хотя, древние с тобой, не сможешь, так понесу... Пошли.
Виатта послушно спрыгнул на пол, пошатнулся, но устоял. Эстебан схватил его руку и потащил за собой, фактически на себе. Занятый, он не видел, как с левого запястья Виатты хлопьями медленно осыпается странная татуировка маленькой красно-черной бабочки...
"Бонхард! Господин! Будь милостив, не путай нас!" мысленно взмолился Эстебан. "Он умрет и больше никогда не сможет к тебе вернуться, если я его не выведу."
Кажется, Бонхард услышал - появился проход. Эстебан зашарил свободной рукой по карманам, ища маячок для экстренной связи. Хоть бы не оказалось, что он и его забыл! Не забыл...
Айнарэ словно подбросило в кровати - он почувствовал, как сработал экстренный маячок Эстебана. С ним что-то случилось в Бонхарде! Он тут же полез за кристаллом связи - мобильники в Бонхарде не работали, но кристаллы - вполне, если не очень глубоко. Эстебан тут же ответил, будто ждал.
-Эсти, что случилось?!
-Со мной - ничего, - устало ответил подземщик. - Собирался отнести одну вещь, которой не место на поверхности и наткнулся на Виатту. Ты своего братца подготовь, что ли... Даже если выживет, головой тронулся совсем.
-Уверен?
-Он только что сунул меня в паралич и вырезал себе глаза, мотивируя это тем, что если он не будет меня видеть, я исчезну, - с брутальной прямотой ответил Эстебан.
Айнарэ икнул. Нет, он верил Эстебану, когда тот говорил, что с Виаттой все плохо, но чтобы настолько... Сон ушел окончательно. Он спустился вниз и мрачно заварил себе кофе. Заснуть точно уже не получится, да и смысла нет, через час-полтора так и так вставать.
-А, тьма раздери! - незамеченная тарелка со звоном разлетелась на куски. Просто замечательно. Судя по звукам сверху, еще и брата разбудил. Превосходно.
-Братец, ты чего расшумелся? Пять утра! - хрипло спросил сверху Вайрэ.
-Спускайся, - мрачно отозвался Айнарэ. - Раз уж проснулся, то разговор есть.
Вайрэ как-то разом проснулся.
-Что случилось?
-Ты спускайся, спускайся. И сядь, в ногах правды нет.
-Айнарэ, в чем дело? - Вайрэ занервничал, но послушался и спустился. - Что, дедушка все-таки умер?!
-Нет, дедушка еще держится. Мне только что пришел экстренный сигнал от Эстебана.
Вайрэ охнул. Айнарэ выставил вперед руку.
-Нет, мне сочувствовать не надо. Он наткнулся в подземельях на Виатту. И тот окончательно сошел с ума и неизвестно выживет ли вообще.
На лице Вайрэ замелькали, сменяя друг друга, эмоции. Наконец, его лицо попросту застыло, а в глазах появились тени слез.
-Это я виноват.., - с этими словами Вайрэ закрыл лицо руками. Айнарэ вздохнул, сел рядом и обнял брата.
-Никто не виноват! Или, если хочешь, мы оба хороши, я ведь тоже видел, что с ним что-то не то.
-Но не ты же с ним встречался! Что же я за эльф-то такой, все у меня через жопу! - Вайрэ уткнулся в плечо брата. Айнарэ погладил его по спутанным волосам.
-Вайрэ, послушай меня, твоей вины здесь действительно нет. За одну ночь с ума не сходят! Что-то подтачивало его давно и все мы это благополучно прохлопали, пока не стало слишком поздно.
-Я должен был это заметить, - упрямо повторил Вайрэ. - Мы же вроде как парой были! А я даже то, почему он на ночь не остается, узнал в итоге от тебя.
Айнарэ с трудом подавил желание треснуть упрямого братца по макушке.
Нина вышла из портала и стряхнула невидимые пылинки с плаща. Время обрадовать Виатту - парочка жрецов окончательно задолбались совеобразной эстетикой Приграничья и собирались просить о переводе в более тихое место. Она смогла убедить их, что Город - это то, что надо, тем более что по сравнению с Приграничьем в Городе и правда тишь и гладь. Больше Виатте не надо будет возиться со всем одному. Она бодро протопала в храм и обнаружила, что Виатты там нет, зато в его вещах деловито копается Эстебан.
-Эсти, ты тут чего забыл?
-Привет, Нина, не называй меня Эсти! Виатта просил плеер ему в больницу притащить, вот ищу.
-Стоп. - Нина уселась на кровать. - Давай по порядку, что я пропустила? Что с Виаттой и почему он сам вылечиться не может?
-Аааа, точно, ты же все пропустила. Короче, слушай, - Эстебан кратко пересказал иторию помешательства и попытки самоубийства Виатты. Нина слушала со всевозрастающим удивлением. - ...а потом, когда он уже очнулся, оказалось, что ему начисто отшибло память о большей части жизни. Со мной и Айнарэ заново знакомился! Еще ему все зрение нормально не восстановят, умудрился в Бонхарде какое-то говно в раны поймать, никак вытравить не могут.
-А Вайрэ? - только и спросила Нина.
-Самобичуется и тянет кота за яйца, - лаконично отозвался Эстебан.
-Ладно, - протянула Нина. - Пожалуй я тоже к нему наведаюсь. Вот же ж...
-Для меня это тоже было внезапно, - согласился Эстебан.
-Кстати, плеер, кажется, у меня под задницей.., - Нина действительно вытащила его из указанного места. - Ну что, пошли?
Выглядел Виатта весьма бодро и с парочкой других пациентов лихо играл в дурака. Еще у него заметно отросли волосы и Нина ощутила укол зависти к роскошной рыжей шевелюре.
-Привет, - помахал рукой Эстебан. - Ты как?
-Глаза болят хоть на стену лезь, - ухмыльнулся Виатта. - А в остальном нормально. Кто с тобой? Еще один знакомый, которого я забыл?
Нина узнавала и не узнавала жреца. Казалось, что в нем изменилось? Чуть расправились плечи, чуть сменилось выражение лица и он стал чуть увереннее, но он будто скинул с себя непомерный удушающий груз. Спокойно улыбался, пропало затравленное выражение и аура сокрушающей вины. Впрочем, надо ответить.
-Угадал! - она приземлилась на опасно скрипнувший стул. - Нина, паладин Дома Золотого Солнца и интендант Приграничья. Мы с тобой вместе работали и я тебя учила вести документацию.
-Ой, - а вот краснел Виатта так же легко, как и раньше. - Я очень извиняюсь, принял тебя за мужчину. Все еще очень плохо вижу, - он указал на глаза. Правый выглядел почти нормально, зато левый был затянут жуткого вида бельмом.
-Да ничего страшного, не ты первый, не ты последний. Ты вообще как? Хочешь, апельсинчиков притараню?
-Ко мне тут целые экскурсии водят, - Виатта хихикнул. - Никак понять не могут, почему то глаза дефектные отрастают, то почему хоть все нормально, но все равно ни черта не вижу. А насчет апельсинчиков - никогда не пробовал.
-Это такие цитрусы. В моих родных местах их принято больным таскать. Типа витамины, - пояснила Нина. - А ведь слушай, я их тут и правда не видела... Надо будет поискать.
-Кстати, - вклинился Эстебан. - Я плеер твой принес, как ты и просил.
-Ой, спасибо! - обрадовался Виатта. - Очень кстати, мне завтра опять глаза выколупывать будут и заново растить. Опять ходить в этих дурацких повязках...
-Ладно, мне пора, - попрощался Эстебан.
-Я пожалуй тоже пойду, если ты не против. Апельсины поищу, - Нина широко улыбнулась.
-Был рад повидаться, - Виатта помахал рукой. - Обязательно приходи еще! Расскажешь, что с Храмом и вообще, что там в большом мире творится, а то я тут скоро на стены лезть начну.
-Обязательно! - кивнула Нина.
Едва они вышли, Нина, тщательно понизив голос, обратилась к Эстебану.
-Подумать только, что делает с человеком чистая совесть!
-Угу, - кивнул Эстебан. - Мне даже не хочется его добивать из жалости.
-Ты к Айнарэ сейчас?
-Да не, он занят, зачем отвлекать? Пойду лучше новости про Бонхард узнаю, собираюсь дня через три в глубокие слои на месяцок забуриться.
-Опа, ты только глянь, кто идет!
По коридору, бледный и решительный, шел Вайрэ. Судя по лицу, не на встечу с любовником, а как минимум к умирающему прадедушке, который завещал все свои активы не ему.
Нина хотела было уже его окликнуть, но Эстебан мигом зажал ей рот и виртуозно увел до того, как Вайрэ их заметил.
На самом деле Вайрэ их заметил, но виду не подал. Не до этого. Айнарэ уже успел прожужжать все уши на тему того, как по-мудацки со стороны Вайрэ было ни разу не навестить Виатту, но никак не получалось себя заставить. Чувство вины снедало изнутри и все доводы рассудка разбивались об осознание того, что именно его, Вайрэ, невнимательностью, Виатта оказался на грани жизни и смерти. А теперь хоть и его жизни ничего не грозит, зато ему никак не вернут зрение. И все из-за него. Вайрэ набрал воздуха в легкие и переступил порог.
-Здравствуй, Виатта.
-Здравствуйте? - Виатта знакомым жестом наклонил голову к плечу, отросшие рыжие кудри качнулись. - Извините, не узнаю вас...
-Это я... Вайрэ.
-Ааааа, - Виатта просиял. - Ты наконец-то вернулся! Как хоть дела? Что там в твоем мире?
Вайрэ ощутил мучительный стыд. Айнарэ его поставил перед фактом, что он кажет Виатте, что его непутевого любовничка сорвали срочные дела в родном мире. Как он там сказал: "Как преодолеешь природную застенчивость, просто скажешь ему, что вернулся. А то же ты так к нему и не решишься явиться, сначала от стыда, потом от стыда за то, что не приходил." Нет, ну братец был прав. Виатта встал и подошел к нему.
-Пойдем давай лучше наедине поговорим? - жрец нашел его руки и сжал в своих. - Думаю, нам нужно много сказать друг другу.
Вайрэ внутренне поежился при виде глаз Виатты. Похоже, что жрец до сих пор практически ничего не видел.
-Да, пойдем...
Виатта как-то вывел его в безлюдный уголок за фикусом, судя по всему курилку и уютно устроился на подоконнике. Задумчиво уставился в окно. Вайрэ мялся, не зная как начать разговор.
-Как ты? - наконец-то выдавил Вайрэ и тут же мысленно обругал себя. После попытки самоубийства, еще и полуслепой, наверняка все замечательно! А тебе, Вайрэ, первый приз за тактичность!
-Ну, бывало и лучше, - хмыкнул Виатта. -Слышал перешептывания, что полностью зрение скорее всего так и не восстановится. Ну, я так думаю, что молиться Светоносной о милости я смогу и так, правда?
Он пожал плечами и улыбнулся. Вайрэ окончательно растерялся. Этот новый Виатта был ему совершенно незнаком.
-Вайрэ, ты еще тут? - Виатта протянул руку, касаясь рубашки Вайрэ. - Послушай... я понимаю, что ты винишь себя, но... не надо. Правда, не надо. Мои ужасные воспоминания свели меня с ума, и я счастлив, что они ушли и больше не мучают меня. Айнарэ говорил мне, что я даже спать не мог. То, что мне приходится заново знакомиться со всеми вами - это не такая уж большая цена за спокойствие. Что уж там, я так думаю, что даже если мне действительно глаза не вылечат - это лучше, чем снова вот так вот сойти с ума и вскрыться.
-Я не из-за этого, - неожиданно для себя сознался Вайрэ. - Я... в общем, я попросил Айнарэ сказать, что я уехал, потому что боялся прийти. Не знал, как тебе в глаза смотреть буду.
-Ясно.., - грустно отозвался Виатта. - То-то мне все казалось, что Айнарэ привирает.
-Ты обиделся? - спросил Вайрэ и снова почувствовал себя идиотом.
-Еще как! Теперь простым "извини" не отделаешься. Думаю, я снизойду и прощу тебя, - на лице Виатты засияла озорная улыбка, - за одни объятия и один поцелуй!
Вайрэ поперхнулся воздухом. Нет, этот новый Виатта ему определенно нравился, но это было как-то слишком внезапно. Виатта похлопал его по спине.
-Что, я переборщил? - жрец обеспокоенно заглянул Вайрэ в лицо, для этого ему пришлось наклониться совсем близко. Вайрэ увидел, как у него вздрагивают ресницы, такие же медно-рыжие, как волосы и брови. - Вайрэ?
Эльф наконец-то отмер и прижал к себе жреца так, что тот возмущенно пискнул, что Вайрэ его сейчас задушит. Эльф ощутил под пальцами ребра: Виатта все еще оставался слишком худым, но хотя бы больше не вызывал иррацинального страха, что его снесет ветром. Он ответно обвил Вайрэ руками и положил голову эльфу на плечо. Вайрэ ощутил, как кудрявые волосы щекочут ему шею.
-Я боялся, что ты на меня смертельно обидишься... оттолкнешь, даже не дав объясниться и все закончится, - тихо прошептал он в ту часть копны волос, где, предположительно находилось ухо. - Ведь все это случилось из-за меня. Прости, я так виноват.
-А я боялся, что ты не примешь меня такого. Все вокруг говорили мне, что я очень изменился. - так же тихо ответил Виатта. - И тебе не за что извиняться. Мы два идиота, не правда ли?
-Да уж мы идеально нашли друг друга.
Виатта поднял голову и снова расплылся в улыбке:
-Раз уж мы решили это недоразумение... я все еще обижен и жду извинительный поцелуй! - Он закрыл глаза и неуловимо подался вперед. Вайрэ с охотой дал требуемое извинение.

@темы: слеш, Эстебан, Нина Щекочихина-Крестовоздвиженская, Мэри Сьи, Зарисовки, спин-оффы, флешбэки, Виатта, Вайрэ Вильранен, Айнарэ Вильранен, АУ