Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
15:47 

Вниз, в Бонхард!

Куруфинве Феанаро
голову сломя из огня да в полымя
ПЕРВАЯ ЧАСТЬ

- Твою мать, - мрачно высказалась Нина, наблюдая за мечущимся в мареве кошмаров Виаттой. - Твою мать!
Ответом стало хоровое солидарное молчание на троих.
Вот уж действительно...
...Чем глубже они уходили в Бонхард, тем опаснее и страшнее становилось. Пространство искривлялось, закручивалось в неведомые спирали и выворачивалось наизнанку, каждый шаг по неверной тропе грозил оказаться последним, приходилось смотреть и под ноги, и по сторонам, и на товарищей поглядывать - и все это одновременно! Выматывало так, что даже двужильная от природы нежить пластом валялась на очередном привале, чего говорить о живых...
Они, конечно, знали, что идут на смерть. И что успеть наперерез Арахне - уже дело не только чести и долга, но даже просто принципа - столько прошли, столько пережили, так дожить бы теперь до последнего боя! Из самой вредности, но - дожить! А чтобы дожить, то тут надо не сломя голову лететь, скачками, как по первым Нелетописным Эпохам, а приложить к тому все возможные усилия.
И, в частности, в полной мере использовать часы спокойного отдыха, чтобы потом с усталых глаз не проглядеть очередную подлянку от Бонхарда и не погибнуть дурацкой смертью.
Вроде бы логичное и понятное всем решение, но Виатта явно считал иначе. Чем он думал и какими соображениями руководствовался - неизвестно, но в какой-то момент спутники стали замечать нехарактерную для аккуратного жреца заторможенность. Причина открылась быстро - Виатта попросту не спал. Честно ложился на свое место, честно закрывал глаза, но - не спал, и спать, кажется, не собирался вообще.
Вызвать его на откровенный разговор Нина не успела: на одном из привалов вымотанный Виатта попросту и без понуканий отключился сам. И теперь метался в бреду, отмахиваясь от неведомых ужасов и умоляя оставить его в покое...
- НЕТ! - воскликнул он, резко садясь на лежанке. И тут же сник, увидев направленные на него - серьезные, мрачные и безжалостные, - взоры. - Прошу прощения...
- Поздно, - припечатала откровенно злая Нина. - Ну, сам покаешься, или мне помочь?
Виатта неловко пожал плечами, пряча глаза.
- Ясно. У тебя, значит, кошмары. Ты, значит, не можешь спать. И ты, сволочь эдакая, еще и молчишь, как партизан?! - разъяренно взвилась нежить, упирая руки в боки. - Виатта, твою мать! Ты что, не понимаешь, что подставляешь всех нас?! На тебя, блядь, рассчитывают, а ты как террорист-смертник, сам подохну, всех убью!
- Извините, - тихо сказал Виатта.
- Нет уж, не извиним. Мы тут все в одной упряжке, - Нина длинно выдохнула. - Что, помощи попросить религия не позволяет?
- Я не справился сам, - так же тихо заметил жрец. - Чем поможете мне вы?
- Приехали. У нас тут как минимум один медик дипломированный, не считая всамделишной богини и лично меня до кучи. Айнарэ, действуй, будет дергаться - лично упакую.
- Клянусь не вредить и действовать исключительно в твоих интересах, - дежурно пообещал тот, осторожно подходя к закаменевшему Виатте. - Пожалуйста, позволь мне помочь тебе.
Айнарэ говорил мягко, вкрадчиво, явно включив весь свой профессионализм, и Виатта рвано кивнул. Деваться ему все равно было некуда: над душой стояла злая Нина, рядом пристроилась Гвендолин, и спасибо, что остальных не позвали на сеанс душевного стриптиза.
- Если хочешь, мы можем отойти и накинуть заглушающие чары.
- Не надо... Но, если можно... - Виатта бросил быстрый взгляд на Гвендолин. Та понятливо кивнула и удалилась, оставляя троицу наедине друг с другом и назревшими проблемами.
- Я проведу диагностику, - так же мягко и неторопливо пояснил Айнарэ. - Можно?
- Это бесполезно.
- Почему?
- Потому что... - Виатта тоскливо посмотрел на Нину. - Медицина тут бессильна.
- Я все равно попробую помочь.
- От совести не лечат, - горько усмехнулся жрец. - Простите. Я подвел вас. Простите...
- Нина, оставь нас, пожалуйста... От совести, говоришь? - Айнарэ легко присел рядом, задумчиво глядя на невольного пациента. - Мертвые приходят?
- Откуда ты?!..
- Оттуда. Не ты один руки в крови по локоть изгваздал, - как-то невесело улыбнулся Айнарэ.
- Но ты же... вы же...
- Говоришь вам, рассказываешь, а чем вы слушаете?.. Виатта, пойми, мы из мира, где гремела вековая война всех со всеми, наш город был осажден и пал, - Айнарэ покачал головой. - Я знаю, что это такое, когда приходят... они. И требуют ответа... Это страшно, - едва слышно добавил он, прерывисто вздыхая.
- Прости, - с искренним сочувствием сказал Виатта, чуть подаваясь вперед.
- Ты не виноват... Пожалуйста, давай хотя бы попробуем.
Виатта колебался недолго. Только не после таких признаний.
- Давай.
***
- Ну, что скажет медицина? - негромко поинтересовалась Нина несколько условных дней спустя.
- Медицина бессильна, - мрачно признал Айнарэ. Он испробовал весь свой богатый арсенал, даже на коленке сочинил пару новых методик, и все бесполезно. Виатта засыпал, подскакивал от кошмаров, снова пытался заснуть... Так долго продолжаться не могло, и все это прекрасно понимали.
- Блядь.
- Угу.
- Пиздец... Так, а ты, красавица наша синеглазая, как сам-то справлялся? - вдруг спросила Нина, прищуриваясь. Взяв Виатту своим протеже, она требовала ответа по состоянию его здоровья, и вытянула из Айнарэ даже невеселую историю его собственных послевоенных кошмаров. Правда, о методике исцеления тот упорно молчал, но дела были откровенно плохи, тут уж не до деликатности.
- Так и справлялся, - буркнул Айнарэ куда-то в сторону.
- Хорош дурку гнать, не темни уже! Что, есть еще какой-то способ? Ну?
- Ну, есть.
- Так задействуй, чтоб тебя разорвало и приплющило!
- Не могу!
- Что значит - не можешь? - Нина вскинула брови. - Прости, Айнарэ, но с тебя я теперь точно не слезу. Мне Виатта живым и здоровым нужен.
Айнарэ промолчал.
- Вот что, нечисть остроухая... Ты давал Клятву. Медицинскую. А Виатта - твой пациент. Доступно, или в кашку разжевать? ЧТО ЗА СПОСОБ, МАТЬ ТВОЮ ДИВИЗИЕЙ?!
- Да как ты не понимаешь!.. - ответно взорвался Айнарэ и осекся, прикрыв глаза. Апелляция к Клятве - это не то, с чем шутят. И не то, от чего возможно отмахнуться, откатом и прибить может за милую душу, и то, если повезет. - Ладно, - с трудом сказал он. - Ладно!
Нина подумала, что с таким тоскливым отчаянием только под танк с гранатой и кидаться.
Айнарэ круто развернулся и быстрым шагом отошел к костру, где сидели все остальные. Но вместо того, чтобы поговорить с Виаттой, почему-то потянул в сторону Вайрэ.
О чем они шепотом ругались добрых полчаса, Нина не услышала. Но разговор явно вышел не из легких, оба вернулись к костру мрачные, взвинченные, и до самого отбоя даже не переглядывались. А как только все улеглись и Виатта выжидательно посмотрел на своего врача, Айнарэ озвучил новую идею:
- Сегодня попробуем кое-что из арсенала нашего Дома. Прости, без подробностей, я обещал молчать.
Виатта настороженно кивнул. Нина подобралась.
- Мне необходимо накинуть на тебя магический сон.
- Хорошо.
- Это должно помочь, - пообещал Айнарэ, выполняя ставшую привычной процедуру. Виатта сонно моргнул пару раз, а потом мягко обвалился на свою лежанку - подействовало.
- Ну? - не вытерпела Нина.
- Не "ну", а ждем, - к ним подошел Вайрэ, и аккуратно опустился рядом со жрецом.
- Интересный у вас арсенальчик, - скептически заметила Нина. - Ты, что ли, медик?
- Юрист, - мрачно буркнул тот.
- Оглушать не дам.
- И в мыслях не было.
- Темните вы, братцы...
Ответа не последовало - Виатта вновь задергался и тихо застонал, пытаясь вырваться из когтей очередного кошмара. Вайрэ склонился над ним, осторожно удерживая за плечи; от прикосновения Виатта, не просыпаясь, рванулся вперед...
- Все хорошо, ты не один. Все хорошо, - Вайрэ как-то очень привычно перехватил его в полете и прижал к себе, не давая вырваться. Жрец вздрогнул, дернулся, лицо его исказилось гримасой ужаса - а потом вдруг ответно вцепился в эльфа. Нина с изумлением наблюдала, как крупная дрожь, сотрясавшая Виатту, постепенно уходила, как успокаивалось рваное дыхание, и как расслабляется сам Виатта.
- Оригинальные у вас методы, - прокомментировала Нина. - Всего-то надо было - обнять? Так сказали бы мне, я бы...
- Ты - нежить, - вздохнул Айнарэ. - Убегать от мертвецов в объятия мертвеца... Проще сразу прибить из милосердия. Гвендолин отпадает, она вообще богиня, рядом с ней и привычных-то мороз по коже нет-нет, да продирает, чего говорить про непривычных!
- Майлз вообще ребенок, - встрял Вайрэ, все еще не выпуская жреца из объятий. - Сваливать на него проблемы взрослых ни разу не вариант.
- Вот и остаемся мы двое.
- А из нас двоих нужный опыт только у меня.
- Потому, что от своих кошмаров я к нему и сбегал под бок спать...
- Так, стереозвук выключили! - Нина помотала головой. - И, пожалуйста, кто-нибудь один, четко, внятно, с расстановкой!
- Кошмары, Нина, это реакция психики на сильный стресс. Пока оно в голове не уляжется, так и будет сниться дальше, проходили уже, знаем... Но все, что требуется, так это просто дать понять, что ты во сне не один, что рядом кто-то живой и теплый, - пояснил Вайрэ. - Если Виатте снятся мертвецы, то к живому теплу он тем более потянется как к спасению, и успокоится. Ну, вот, собственно, уже успокоился...
Виатта успешно пристроился у него на плече, провалившись в глубокий и в кои-то веки обычный здоровый сон. А при попытке уложить на место и отстраниться - поерзал, покрепче вцепляясь в источник тепла, и снова расслабленно задышал.
- Хм, Вайрэ... - задумчиво протянула Нина, оценив все достоинства и недостатки предложенного эльфами способа избавления от кошмаров. - Как насчет?..
- Угу, я так и понял. Да, Нина, да. Столько, сколько потребуется.
- Да ты святой!
Вайрэ только криво усмехнулся.
***
Какие бы тайные знания там не применял Айнарэ, оно наконец-то подействовало. Кошмары отступили, Виатта даже повеселел, и перестал с затаенным ужасом ждать привалов. Засыпать самому ему не давали, каждый раз погружая в магический сон, но оно того стоило - мертвецы оставили своего убийцу в покое.
...Правда о чудесном исцелении, как водится, открылась случайно. Это потом Вайрэ признается, что попросту проспал и не успел вовремя выскользнуть из-под одеяла, чтобы Виатта ничего не заподозрил...
- О, Всемилостивейшая!..
- Ну, рано или поздно это должно было произойти, - философски заметил Вайрэ, с трудом продрав глаза и в полной мере оценив испуг на лице жреца. - С добрым утром, что ли...
- Ты... ты... - Виатта захлебывался воздухом, не находя в себе ни сил, ни слов озвучить первое, что пришло в голову. А потом до него дошло: - Должно было?.. О, Всемилостивейшая!
- Она тут ни при чем, - Вайрэ сел, потягиваясь, и жестом согнал замерших у костра Нину с Гвендолин прогуляться. Разговор явно предстоял тяжелый.
Виатта помолчал, задумчиво кусая губы, потом кивнул сам себе и внимательно посмотрел на свою бывшую жертву.
- Я... я благодарю тебя за помощь, - медленно сказал он, собираясь с мыслями. - Но это... довольно оригинальное решение.
- Зато действенное.
- Почему ты? - Виатта окинул взглядом их привал. Майлз все еще спал, завернувшись в одеяло, остальные трое куда-то деликатно испарились. И вовремя - вопросы к ним назрели весьма существенные.
- Потому, что я могу помочь.
- Это неправильно, - покачал головой жрец. - Я чуть не убил тебя.
- Я не держу на тебя зла.
- Что? - Виатта растерянно вскинулся.
- Гм, ну, если тебе интересно... Давай начистоту. Для начала - я сам тебя спровоцировал на нападение. Да, не знал, кто ты, но моей личной глупости это не умаляет, - хмыкнул Вайрэ. - Вожжа под хвост ударила и айда на подвиги. Сам нарвался, считай. И сам же тебе спину под удар подставил. Знаешь, как на меня потом мама орала?.. До сих пор в ушах звенит, как вспомню!
- Э-э-э... но за что?
- Ну, как. Она, понимаешь, меня воспитывала, учила, ум-разум вколачивала, а я так эпично облажался. Не оправдал родительских ожиданий, - Вайрэ выразительно закатил глаза. Виатта понимающе хмыкнул. Что такое реакция оскорбленной в лучших... по ее мнению - лучших, чувствах матери, он прекрасно представлял. А судя по рассказам братьев, характер у Йаванны Вильранен был тот еще.
- А... а гробница?
- Если ты про пытки, то я, в общем-то, сразу догадался, что от маньяка ждать конфет с цветами несколько наивно.
- Все равно не понимаю. Пережить такой ужас...
- И все равно хотеть помочь?
- А ты хочешь?
- Хочу. Враг у нас общий, а помирать в компании веселее.
- Странная позиция.
- Обычный эгоизм.
- Ложиться спать рядом с маньяком просто потому, что у маньяка кошмары - это эгоизм?
- С бывшим маньяком, попрошу. Или опять ретивое играет?
- Нет. Не играет. Но я все помню.
- Мы тоже. Только расставь приоритеты, Виатта. Если ты с нами - вину искупать, долг выполнять или просто умирать за компанию, - то имей мужество принять нашу помощь. И не решай за нас и лично за меня, что чувствовать и как реагировать. А если тебе жизнь не мила и хочется сломаться под своими прегрешениями, - то сделай это быстро. Уходи. Убей себя. Попроси нас, мы в смерти не откажем. Только определись, пожалуйста, зачем ты здесь, - Вайрэ только головой покачал, поднимаясь на ноги. - Потому, что здесь ты - не один...
***
Пару условных дней Виатта ходил, как в воду опущенный. Ему не мешали, понимая, что от решения жреца зависит многое, и наконец это решение было принято.
- М-м-м... ты все-таки со мной? - сонно поинтересовался Вайрэ, когда после отбоя Виатта осторожно прилег рядом.
- Я хотел извиниться.
- Ты мне не мешаешь.
- Нет. Не за это. За гробницу.
- Мы ж вроде все выяснили?..
- Прости.
- Прощаю. Спи.
***
- Пригреется, - сумрачно сказала Нина, когда их компания расположилась на очередном привале. Сколько они уже шли - не считал никто, но, как ни странно, все до сих пор были живы и даже здоровы.
- Уже пригрелся, - поправила Гвендолин. Они посмотрели в сторону дежурного магического костерка, возле которого на кружку чаю и условно-вечерний треп устроились эльфы. Братцы что-то оживленно обсуждали, вполголоса хихикая и фыркая, а Виатта скромно мялся рядом, поглядывая то на них, то на огонь, и периодически зевая. Было видно, что он устал и явно хотел спать, но ложиться в одиночку не хотел, а намекнуть засидевшимся за трындежом ни о чем эльфам, что пора бы и честь знать, почему-то стеснялся. Поэтому честно терпел, борясь с сонной одурью, и ждал, когда те вдоволь наболтаются.
- Интересно, а Вайрэ-то понимает, что делает? - хмыкнула Гвендолин.
- Очень на это надеюсь... Иначе печени он точно не досчитается.
Решение избавить Виатту от кошмаров оригинальными методами принесло не менее оригинальные результаты. Жрец начал оживать, перестал упорно отмалчиваться, и даже периодически вворачивал в разговоры весьма дельные замечания. Потом, видимо, в полной мере осознал, что никто его не собирается бросать на произвол судьбы, что все его шаги навстречу будут приняты, что за него волнуются, в конце концов...
А на добро Виатта отвечал так, как умел, - звериной верностью. Иногда - даже фанатичной верностью.
Первый звоночек прозвенел, когда Нина предложила жрецу переехать к ней под бочок на ночь. Какая, мол, разница, рядом с кем спать? Но Виатта неожиданно отказался, мотивировав тем, что не имеет привычки прыгать по постелям. От такого заявления Нина несколько обалдела, но настаивать не стала.
Потом зазвучали колокола. В один из вечеров, когда эльфы перед сном заново переплетали друг другу волосы в хитрые косы, Айнарэ заметил, как жрец с кислой миной пытается продрать свою буйную шевелюру. Вообще-то Виатта к своим кудрям никого не подпускал, предпочитая самолично с ними разбираться, но тут предложение помощи вдруг принял. Только расческу протянул не Айнарэ, а его брату.
А вот теперь вовсю грохотал набат. Виатте, в конце концов, надоело ждать, и он молча придвинулся ближе.
- Ой...
- Действительно, ой, - Айнарэ вздохнул, с некоторой обреченностью наблюдая за моментально отрубившимся жрецом. - М-м-м... что делать будешь?
- Сейчас или вообще? - Вайрэ аккуратно переложил Виатту со своего плеча на колени, на что тот даже не отреагировал, и внимательно посмотрел на брата.
- В целом.
- Наслаждаться жизнью.
- А вот чисто гипотетически... возьмем и выживем, что тогда?
- Тогда я буду долго и громко ржать.
- А если серьезно?
- А если серьезно, то подарю тебе учебник этикета.
- А что, мои манеры не устраивают?
- Меня-то устраивают, - ехидно улыбнулся Вайрэ, сверкая глазами. - Но в аристократическом обществе...
Айнарэ залился краской и быстро приложился к кружке с чаем, пытаясь скрыть смущение.
- Если выживем... Мне в любви никогда не везло, - тоскливо сказал Вайрэ, скользя пальцами по ткани рукава Виатты. И резко сжал кулак. - Так давай сделаем так, чтоб повезло хотя бы тебе.
Набат ударил в последний раз, и наступила звенящая тишина.
- Твою мать, - лаконично высказалась Нина. Кажется, все кошмары только начинались...

…Острая боль резанула по глазам, и Виатта задергался, пытаясь прикрыть лицо.
- Лежать! - рявкнули над головой знакомым голосом. - Слепым остаться хочешь?!
Виатта замер. Но, кажется, все было в порядке - насколько вообще сочеталась их команда и понятие «порядок» в Бонхарде. Под спиной ощущалось теплое одеяло, под головой - подушка, лицо приятно холодил подземный воздух, рядом негромко переговаривались…
- Что со мной? - хрипло спросил Виатта, немного успокоившись. Видеть он ничего не видел, но слышал прекрасно.
- Арахна тебе чуть глаза не вырвала, - с ненавистью в голосе сказала Нина. - Еле отбили!
- Все живы?
- Живы, целы, здоровы. Не считая тебя, конечно…
Виатта с облегчением выдохнул.
В последнее время стычки с Арахной участились. Пространство Бонхарда как воронка начало сужаться, и разминуться врагам было попросту негде. К счастью, сумасшедшая паучиха растеряла всю свою армию големов, пока рвалась напролом, поэтому шансы в этих стычках уцелеть у приключенцев были.
И пока - слава всем богам! - удача им улыбалась.
Не раз и не два они оказывались на волосок от смерти. Гигантский валун чуть не размозжил голову Майлзу, уродливая тварь, выскочившая из расщелины, едва не порвала горло Гвендолин. А во время одного из сражений Арахна сбросила с обрыва в пропасть зазевавшегося Айнарэ - и как тот умудрился зацепиться за скользкий выступ, не знал никто. Чтобы вытащить брата, Вайрэ пришлось срезать свою косу - за неимением веревки, - и теперь детектив щеголял с непривычно коротким каре.
А вот теперь - новая потеря. Зрение. Глаза - не волосы, сами не отрастут…
- Приподнимись.
На лицо легла мягкая повязка.
- Хорошо ядом не брызнула, выжгло бы все нафиг, - устало пояснил Айнарэ. - Но заживать будет долго. Не снимай и не трогай.
- Он ослепнет? - обеспокоенно спросила Нина.
- Не знаю… Непредсказуемо.
Виатта вздохнул. Нарвались они на Арахну внезапно, и бой получился суматошным. Даже сработанное на коленке боевое построение изобразить не успели - Нина оказалась позади всех, Гвендолин была сразу же отброшена ударом мощной лапы… Спасло, наверное, только то, что Виатта вскинул кулак и небольшая пещерка озарилась ослепительным солнечным светом.
Арахна шарахнулась в сторону, все-таки паучьи глаза чувствительны, и им почти удалось проскочить мимо…
Почти. Потому, что разъяренная богиня все-таки схватила обидчика.
Что она там шипела ему в лицо - Виатта не помнил. Помнил только жесточайшую боль от впившихся в глаза острых когтей, едкий запах паучьего яда и липкий ужас, сковавший тело. А потом наступила блаженная темнота.
- Ты уж постарайся, Айнарэ!
- Делаю все, что могу!
- Значит, плохо делаешь!
- Ради всего святого, Нина, я не всесилен!
- Не ссорьтесь, - тихо попросил Виатта. - Пожалуйста.
Голоса над головой стихли.
- Извини, - после паузы буркнула Нина. - Нервы.
- Понимаю.
И снова тишина. Виатта повертел головой, вслушиваясь в тихое звучание Бонхарда. Вот едва слышный шелест - их дежурный магический костерок. Негромкое мурчание - Пуппи, наверное, хозяина успокаивает. Угадываемое скорее инстинктивно дыхание - это Айнарэ рядом. Чьи-то шаги.
- Мы совсем об этом забыли. Прощальный подарок от Менеса.
- А ведь верно… Уфф, братец, умеешь ты соображать, когда надо! - обрадовался Айнарэ. - Виатта, пляшем! Будут тебе новые глаза. Злодействуй!
В ладонь вложили что-то прохладное и твердое, кажется, камень. Грубо ограненный прозрачный кристалл, - вспомнил Виатта, - предсмертное творчество верного слуги Арахны. Что между ними тогда произошло - никто не знал, приключенцы застали только следы кровавой и жестокой развязки. Кажется, Арахна, потеряв войско, силы и надежду добраться до сердца Бонхарда, решилась на отчаянный шаг. Менеса они нашли только что не выпотрошенным, с выпитыми жизненными силами и иссушенной магией. Некогда сильный и красивый колдун представлял собой такое жалкое зрелище, что даже ненавидеть его больше не получалось.
- Арахна… - прохрипел он. - Арахна…
- Зайку бросила хозяйка? - ехидно хмыкнула Нина, окидывая Менеса брезгливым взглядом.
- Я любил ее… - вдруг прошептал тот с обжигающей болью и горечью. - Любил!..
- Поматросила и бросила, - понимающе кивнула Нина. - Ну, что, оно хоть того стоило?
- Она обещала помочь… - Менес, кажется, даже не слушал. - Сделать меня богом. Построить вместе новый мир. Идеальный мир. Гармоничный. Храм безумного творчества и тонкой науки…
- Срать твоя Арахна хотела на творчество и науку, власть ей нужна! А властью не делятся.
- Она предела меня.
- Она тебе даже в верности не клялась, дурень!
- Она… она… - Менес начал задыхаться. - Она хорошая. Просто сошла с ума.
- Вот это любовь! - вполголоса оценила Нина, переглянувшись с остальными.
- Остановите ее, - вдруг попросил Менес. - Если она уничтожит Аркадамат… я этого не прощу. Я не хочу не прощать. Остановите…
- Остановим.
- Вот… - изуродованное лицо Менеса исказила гримаса невыносимой боли, и в культе, что осталась от его руки, полыхнула искра магии. - Поможет. От яда… от чего угодно. Все вылечит.
- Спасибо…
…И вот теперь этот всеисцеляющий (но одноразовый) кристалл приятно холодил руку Виатты.
- Не надо, - сказал он. - Мои глаза того не стоят.
- Здравствуйте, приехали! Виатта, не дури!
- Он сможет спасти кому-нибудь жизнь…
- Ты зрячий нам больше пользы принесешь. Сделай уже себе подарок!
Виатта резко сжал кристалл в ладони. Руку обожгло, ему даже показалось, что он увидел вспышку…
И наступила оглушительная тишина.
- Ой, дебил! - прочувствованно высказалась Нина.
- Н-но… Но зачем?! Виатта!
- У меня получилось? - требовательно спросил тот, садясь на лежанке. - Получилось?
- Да, - странным голосом отозвалась Нина. - Получилось.
- Покажите!
- Покажи ему, - судя по звукам, Нина и Айнарэ поднялись и отошли к костру.
Вокруг лежанки опустился полог заглушающих чар.
- Ради всего святого, Виатта… Зачем? Сами бы отрасли…
- Это подарок, - Виатта улыбнулся, почувствовав, как рядом присели. И потянулся, чтобы на ощупь найти Вайрэ, скользнуть ладонями ему за спину и ощутить, как между пальцев скользят вновь привычно длинные пряди.
- Спасибо, но… это очень непрактичный подарок.
- Мне так нравится, - тихо, но категорично признался Виатта. Без зрения было очень неуютно, но это с лихвой компенсировало теплое, живое тело в объятиях и холодящее висок дыхание. - Так правильно. Не обрезай их больше.
- Не буду.
- Вот и хорошо… - Виатта с трудом сдержал зевок и вдруг понял, насколько вымотан. - Давай уже спать, м-м-м?..
Они привычно (уже привычно!) улеглись рядом. Жрец повозился, устраиваясь поудобнее, и сонно заметил:
- Когда вернемся из Бонхарда - не заплетайся на ночь… руки запустить некуда…
- М-м-м… с полностью распущенными эльфы спят и ходят только дома.
- Дома? Меня это полностью устраивает, - Виатта мигом объединил «дом» и «Вайрэ» в единое целое, результат ему понравился, и он, уже засыпая, озвучил насущное: - Только скажи, на каких подушках спать любишь, у меня все - мягкие…
И отрубился, оставляя несколько обалдевшего Вайрэ осознавать, что его, кажется, только что просто и элегантно прибрали к рукам.
Причем - в обоих смыслах.

@темы: фемслеш, слеш, Нина Щекочихина-Крестовоздвиженская, Мэри Сьи, Майлз Ардавар, Зарисовки, спин-оффы, флешбэки, Гвендолин, Виатта, Вайрэ Вильранен, Айнарэ Вильранен, АУ

Комментарии
2016-12-16 в 17:05 

Hellfire Warlock
Астроном вуалехвостов
на предыдущие куски Бонхарда тогда ссылку добавь

   

Пердита Х и другие наши альтер-эго. Похождения

главная