Уточка по прозвищу Утя
Оранжевый отсвет магического огня скрылся за очередным неожиданным поворотом. Ответвления на пути появлялись в Бонхарде хаотично. Дух этого места складывал местность словно кубики, выстраивая тоннели и проходы в произвольном порядке. Подземелья никогда не оставались статичными. В глубине каменистых пород движение продолжалось ежесекундно. Менялись местами не только проходы, сами внутренние пещеры обрастали новыми деталями. Под низким влажным сводом пронесся едва слышимый вздох и Майлз вздрогнул. Ему нужно было поспешить, если он не хотел отстать от товарищей и остаться с Бонхардом наедине. Он в последний раз окинул взглядом растерзанное тело Менеса – существа, которое почти разрушило всю его жизнь. Метаморф проклятием обрушился на голову Майлза, уничтожая все, что было дорого, а теперь сиротливо припал к стене пещеры и наверняка успел охладеть.
- Постой, - до уха Майлза донесся низкий шепот. Сердце с болью замерло в груди, окутанное страхом. Он обернулся и увидел, что Менес все еще жив. Каждый вдох метаморфа звучал с хрипом и бульканьем, по подбородку и шее стекала темная бурая кровь. Менес не мог даже пошевелиться, каждая кость в его теле изворачивалась под немыслимым углом. Арахна, беспощадная к жертвам, не отличилась милосердием и в отношении любвника.
- Я не хочу умирать. Помоги мне и я научу тебя всему, что знаю. У тебя есть потенциал, не губи его. Ты станешь сильнейшим магом, но в Аркадамате тебе не расскажут того, что знаю я. – Менес закашлялся, сотрясаясь всем телом. Некогда красивое, а сейчас напоминающее освежеванное мясо, лицо исказилось от боли. Умирал Потрошитель мучительно.
- Я тебе не верю. Сделай одолжение – умирай помедленнее.
- Ты отказываешься от гордыни и останешься ни с чем. Твои старые друзья не узнают тебя, у новых своя жизнь. Сам знаешь, ваша компания распадется, как только все закончится. Каждый займется своими делами и своей любовью. Ты для них еще слишком маленький, чтобы что-то значить. Твоя судьба только в твоих руках. Сделай правильный выбор и станешь великим.
- И что ты хочешь взамен?
- Жить.
Майлз перевернул страницу календаря. Прошло почти три месяца с тех пор, как Город избавился от смертоносной чужеземной богини. Аркадамат взял на себя обязательства по установлению наказания за все злодеяния Арахны. Поговаривали, что многие божества казнь сочли непомерно жестокой. Преступницу обрекли на такие муки, которые человеческим сознанием невозможно представить. Это должно послужить назиданием тем, у кого все еще остались затаенные надежды достигнуть всесилия с помощью крови и жертв. Горожан вопросы гуманности божественного правосудия волновали мало. Их жизнь стала налаживаться, правительство выплачивало семьям пострадавших компенсации и устраивало похороны с почестями, разрушенные построения медленно восстанавливались. Люди снова не боялись выходить на улицу. Постепенно жизнь вернулась в привычное русло. О трагедии, поглотившей маленькое зацикленное измерение, напоминало только отсутствие гномьих митингов. Когда мастабы трагедии стали известны, даже гомы проявили солидарность и тихо сидели по домам, пока Город скорбел и переживал утрату.
Майлз принял решение – перевелся из обычной государственной школы в Аркадамат. Ему стоило начать обучение несколько лет назад. Если бы он только знал об этом. Но учителя отмечали у Майлза особые способности. Он сам замечал, что обучение магии дается ему легко. Намного легче, чем общеобразовательная программа. Преподаватель математики так и говорил ему на каждом уроке при просмотре домашних работ – «Слава мирозданию, что для колдовства не нужно понимать алгоритмы, иначе ты бы убил всех нас». С волшебными дисциплинами у Майлза не возникало проблем. Материал усваивался буквально на лету. Стоило только внимательно прочитать учебники, чтобы вникнуть в технику выполнения заклинаний, а потом все происходило как по инструкции. Не интуитивно, разумеется, просто Майлз все понимал с первого раза. А с непонятным было к кому обратиться.
- Ты эту крысу насилуешь или все-таки оживляешь? – Майлз скривился. Его ужасно раздражало то, что кому-то хватало артистичности посоревноваться с ним в злословии. Он привык в словесных перепалках выступать победителем, но сейчас ему поспорить было не с чем. Крыса лежала себе и оживать не думала.
- Я почти закончил.
- То-то она температурой сравнялась с воздухом. Дай, я покажу.
Менес опустился рядом с Майлзом на колени. Майлз знал, что Менес понимает его отвращение к существу, называвшемуся в прошлом Потрошителем, при этом все равно продолжал сокращать дистанцию.
Менес накрыл ладони Майлза своими. Майлз от прикосновений метаморфа всегда искпытывал противоречивые чувства. Отвращение от осознания того, что за существо рядом, и удивление, потому что руки Менеса были теплыми и мягкими. Наверное, всему виной детские сказки и мультики, в которых стереотипные злодеи внешне отвратительны пропорционально совершенным злодействам.
- Представь, что отдаешь ей частичку себя. Я в такие моменты представляю себя женщиной во время…
- Нет! Закрой рот! Все, блин, какие нахер уроки, я теперь тоже это представил. Мать твою.
- А из тебя бы получилась ничего такая леди. Даже в такой момент.
- Прекрати!
- Я бы побыл твоим акушером, детка.
- Бля.

@темы: слеш, Менес, Майлз Ардавар, Зарисовки, спин-оффы, флешбэки, АУ, юмор