Уточка по прозвищу Утя
Ахтунг: ООС Виатты, ибо в этой АУ у него было вполне приличное детство х)
Эстебан привалился спиной к стене, тяжело дыша. Тварь успела хорошо его подрать, прежде чем была отправлена в небытие, и, как кровь сквозь пальцы, стремительно утекали силы.
- Бонхард, прошу... дай мне выжить! - шепотом взмолился Эстебан, чувствуя, как подкашиваются ноги. Так, понятно, больше ждать нельзя - надо идти. Идти, иначе он упадет и больше никогда не поднимется.
Куда? Куда-нибудь. Если Бонхард смилостивится - то сам выведет в безопасное место. Но если Эстебан чем-то его прогневал, тогда пощады не жди!..
Подземщик побрел вперед, наугад, положившись на волю странного хтонического существа, именуемого в этом мире Бонхардом. Жестокий и милосердный, вечно изменчивый, и поразительно постоянный одновременно, - он был темным, мрачным, но живым сердцем этого Города. И сердцем откровенно нелюбимым: из его глубин на поверхность то и дело вырывались жуткие твари, и в редкую ночь можно было пройти спокойно по улицам, не опасаясь за свою жизнь.
Конечно, Город патрулировали господа инквизиторы, овеяннные нехорошей славой и мутными слухами, но даже их службы не хватало для усмирения нрава Бонхарда. И вслед за ними эти подземелья страшились и ненавидели все остальные. По мнению Эстебана - совершенно зря.
Он и его собратья-исследователи прекрасно знали, что с Бонхардом можно договориться. Хоть он и жесток, но вполне разумен, поэтому, будь на то воля святых отцов, наверняка имелся бы шанс найти компромисс между поверхностью и глубинами. Но церковники, как, наверное, бывало во всех мирах, уперлись в свои догматы и клеймили Бонхард, призывая на него проклятия и гнев своих богов.
Бонхард отвечал полной взаимностью. Тихая война длилась вот уже несколько столетий, и конца-краю этому не было видно.
Шаг. Еще шаг. Еще. Десяток или уже сотня? Не важно. Главное - идти вперед. Эстебан хрипло вздохнул, чувствуя, что судьба его решится в ближайшие несколько минут. Но вокруг были только гулкие тоннели и переходы, ни одной живой души, - так на что ему надеяться?
- Бонхард, пожалуйста... - Эстебан отчаянно хотел жить. - Пожалуйста!..
Ноги все-таки подкосились и он рухнул на колени, успев упереться рукой в землю. Зашелся в кашле. И вдруг замер, услышав чьи-то негромкие торопливые шаги.
Перед глазами мелькнул подол белой мантии. Эстебан пораженно вскинул голову - клирик? Здесь? В Бонхарде?! Ох, ну и шуточки у этих подземелий... Или это глюки предсмертные?..
Эстебан на всякий случай зажмурился. И вздрогнул, когда по телу прокатилась характерная прохлада святого исцеления.
Так. Похоже, все-таки не глюки.
- Неужели мир перевернулся? - саркастично поинтересовался Эстебан, окидывая спасителя пристальным взглядом. Молодой, яркий, с копной буйных медно-рыжих кудрей и внимательными желтыми глазами, - сочный типаж даже для пестрого Города. - Или Дом Солнца пересмотрел свои догматы?
- Дом Солнца все еще им верен, - спокойно заметил клирик. - Но мог бы и поблагодарить, знаешь ли.
- Спасибо, - искренне сказал Эстебан, чувствуя себя значительно лучше. - Но согласись, странно видеть здесь того, чей Дом называет себя врагом Бонхарда!
- Мы протягиваем руку помощи всем страждущим, - нараспев заметил клирик. - Не деля на чины и звания, не спрашивая роду-племени. Наш святой долг - служить Всемилостивейшей и идти на зов беды, чтоб остановить ее. По крайней мере, - он вдруг сбился на нормальный тон, - именно этому учат наши догматы. Не моя вина, что святые отцы о них забыли. Ты звал на помощь - я пришел.
- Положим, помощи я просил у Бонхарда. Без обид, мне просто интересно.
- А Бонхард позвал меня.
- Ты же клирик?
- Это не отменяет наличия своего мнения.
- Не одобряешь войну с Бонхардом?
- Не одобряю разделения на достойных жить и подземщиков.
- Достойная позиция. Эстебан.
- Виатта.
Они торжественно пожали друг другу руки.
- Еще раз благодарю за помощь. Буду должен.
- Я выполнял свой долг, - Виатта легко пожал плечами. - Но если так горит отплатить - плати добром.
- Понял, принял, - Эстебан кивнул. - Кстати о...
Он резко замолчал, прислушиваясь. И шепнул:
- Так, ходу отсюда. Быстро.
Дважды просить не пришлось. Виатта скользнул за ним, не задавая вопросов, но вышедшая на охоту тварь оказалась проворнее.
- Сзади!..
***
- Ох, хорошо она нас!.. - выдал Эстебан, разглядывая жуткое мертвое тело, покрытое противной липкой слизью, и перепачканного с ног до головы Виатту. На белой мантии кровавые разводья выделялись так ярко, что, казалось, клирик побывал на скотобойне, причем, в роли забойщика. - М-да. Тебя в таком виде в храм-то пустят?
- Хм. Постираться бы. Есть, где?
- Ты в Бонхарде, приятель. Здесь есть все, - Эстебан деловито огляделся и зашагал в сторону Костровища - излюбленного места сборов подземщиков. Сейчас там как раз никого не было. - Кстати, как насчет ужина? Угощаю.
- Было бы неплохо.
Пока Эстебан возился с котелком, строгая обычную для Бонхарда похлебку из местных грибов, кореньев и мяса крысоподобных, но безобидных, существ, Виатта от души наплескался в теплом источнике. Ему даже удалось отстирать мантию, поэтому выглядел клирик и посвежевшим, и даже вполне прилично. Даже и не скажешь, что полчаса назад он волчком крутился по тоннелю, уворачиваясь от твари и задорно слепя ее ярким солнечным светом.
- Прости, изысканности нам как-то не подвезли, - на всякий случай предупредил Эстебан, наливая похлебку в миску. - Но могу предложить вина.
- Сразу видно, не был ты на нашей кухне, - хмыкнул Виатта, бесстрешно пробуя угощение. - Вот где творится кулинарный ад и безобразие.
- А говорят, ваш брат кормит вкусно.
- Наш брат, может, и вкусно, но послушники... - клирик выразительно скривился. - Видать, настоятель так учит нас смирению.
- Что, все так плохо? - заинтересовался Эстебан.
- Ну, каша, которая при жизни предположительно была супом, это еще деликатес, - хмыкнул Виатта. - Так что вряд ли ты меня испугаешь составом этого варева. Кстати, вкусно.
- Спасибо. Но рецепт все равно не дам.
- Что ж, в жизни всегда есть место интриге.
- А ты мне нравишься, - оценил Эстебан, с уважением посмотрев на собеседника. - Впервые встречаю нормального клирика!
- Нас мало, но мы есть, - философски заметил Виатта.
- Лихо ты своих приложил.
- Увы. Но сор из дома не выносят.
- Достойно. Впрочем, у нас тоже хватает всякого, - Эстебан вздохнул, припомнив компанию радикально настроенных подземщиков. Эти чуть ли не в голос и хором предлагали поднять Бонхард и снести Город в пыль и прах, дабы Инквизиция не топталась по любимому божеству. Правда, было таких мало, но их громкости вполне хватало для того, чтобы сеять опасные семена сомнений среди коллег по ремеслу.
- Тогда, - Виатта понимающе отсалютовал кубком с вином, - за безумство адекватных!
- И адекватность безумных.
- Аминь.
***
Проводив Виатту до безопасного выхода из Бонхарда, Эстебан поинтересовался:
- Знаешь, хорошие люди на дороге не валяются. Могу я предложить тебе свою дружбу?
- Если только дружбу, - хмыкнул тот. - Ибо сердце мое уже занято.
- И в мыслях не было. Так что, - друзья?
- Друзья, - после паузы усмехнулся Виатта и от души пожал протянутую руку. - Хорошие повара на дороге не валяются!
Эстебан заржал.
- Так и быть, с меня похлебка. Но с тебя - компания на поболтать за жизнь!
- Идет.
"Спасибо, Бонхард!" - искренне подумал Эстебан, направляясь обратно к Костровищу. На душе впервые за долгое время было тепло и спокойно. - "Спасибо!"

@темы: АУ, Виатта, Зарисовки, спин-оффы, флешбэки, Эстебан, джен