Уточка по прозвищу Утя
Вайрэ с трудом подавлял желание повертеть головой как любопытный ребенок. Гордому воину церкви себя так вести не пристало, пусть даже громада Главного Собора поражает воображение. Трудно поверить, что это сооружение рук человеческих, а не некая реликвия древних хранителей жуткой истины, которая чудом дошла до нынешних времен в своем первозданном виде. Тем не менее, собор точно построили люди, мать рассказывала Вайрэ, как строился Соборный Округ, еще во времена ее детства на востоке долины был девственный лес. У Вайрэ не получалрсь даже представить это место без величественных зданий и ажурных заграждений. Казалось, так было всегда.
Охотник тихо вздохнул и все-таки украдкой огляделся - резьба на стенах и нефах и ажурные витражи были подлинными произведениями искусства, не говопя уже про скульптурную композицию за алтарем.
-Эй, новенький, хорош уже по сторонам глазеть. Сгоняй лучше перекуси и в сортир, как викарий придет, до конца смены нельзя будет с места двинуться. И не трясись так, ты чудовищ бил, это куда страшнее, чем постоять несколько часов в карауле. - Биггвир ободряюще улыбнулся. Вайрэ только кивнул. Легко Биггвиру говорить, он тут уже не первый раз. А Вайрэ угораздило каким-то чудом, не иначе, отличиться на первой же своей охоте да так, что его аж в почетный караул к госпоже викарию поставили на готовящийся праздник. Сослуживцы поздравляли и завидовали, а в голове самого Вайрэ пленной птицей билась только одна мысль - не опозориться. С его везением он точно попадет в какую-нибудь идиотскую историю и его в лучшем случае спишут в вечные ночные патрули по Старому Ярнаму, озверевшим горожанам шеи ломать. Он тихо вздохнул и последовал совету Биггвира.
Перед тем как возвращаться, переплел косу потуже, заколол наверх, чтобы из-под шлема в самый неподходящий момент не выпала. Волосами своими Вайрэ гордился, благо было чем - густые, черные, да такие, что аж синевой отдают, еще и вьются. Да и в остальном боги не обидели - кожа белая, глаза черные, брови тонкие вразлет, не парень, а погибель девичья.
Он шел, небрежно покачивая зажатым в руке шлемом, наденет как на пост придет. Хорошо хоть оружие тут с собой можно не таскать, безопасно. Вайрэ вышел под своды Собора и вздрогнул - рядом с худой и высокой финурой викария была еще одна, они о чем-то яростно спорили. Вайрэ не мог заставить себя оторвать глаз от контрастного черно-белого одеяния, изукрашенного затейливой вышивкой - говорят в этой вышивке сокрыты нечеловеческие звуки непостижимых человечьему уму существ - равно как и от странного колпака на голове. Больше половины смуглого лица, только губы да подбородок на виду, скрывалось под широкой повязкой, надежно прячущей глаза, а на шее болтался значок-глаз. Хорист. Спустился зачем-то из Верхнего Города. Вайрэ так и замер. О носящих черно-белое и прячущих глаза по завету мастера Виллема вслух рассказывали то, как они трудятся на благо церкви, не покладая рук, изучают болезни и способы их исцеления, что они приближаются к пониманию истинной природы мира... И шепотом - об истерзанных трупах подопытных, о странных голосах и нечеловеческих звуках, доносящихся из Верхнего Города, о кошмарных рритуалах извращающих их тела и разум - а иначе зачем прятать лица?! - и наконец в укромных уголках по ночам - об охотниках, которые заинтересовывают хористов. И о том, что с ними обычно происходит.
Хорист и викарий закончили разговор и разошлись. Вайрэ смотрел как завороженный, как черно-белая фигура приближается. Восприятие выхватывало случайные детали из облика высшего клирика, буто издеваясь. Гладкая, явно очень дорогая ткань безо всяких серо-голубых оттенков, выдающих краску подешевле, серебряное филигранное шитье на пелерине и подоле, тонкие руки в перчатках из кожи первоклассной выделки. Вайрэ остро почувствовал себя нищим и неуместным в своих традиционных одеяниях воина церкви - простые штаны, многослойное одеяние, широкий плащ поверх него из самой простой грубой плотной ткани, чтобы носилось дольше, да сапоги и наручи из толстой кожи, единственным украшением которых были металлические , и те не для красоты, а для защиты. Даже конический золотого цвета шлем рядом с роскошными одеяниями хориста стал казаться аляповатым и безвкусным. Поравнявшись с Вайрэ, хорист неожиданно остановился.
Вайрэ парадоксально почувствовал себя намного увереннее - член грозного Хора оказался его сантиметров на десять ниже и раза в два тоньше. Взгляд хориста лип к коже как паутина даже сквозь повязку на глазах, вблизи стало заметно, что смуглая кожа побледнела до серости, а рыжие пряди, выбивающиеся из-под колпака-треуголки слиплись от пота. Хорист часто и неглубоко дышал и кусал губы... Красивые, кстати губы, не к месту отметил Вайрэ, отступая в сторону и почтительно кланяясь. Хорист простоял на месте еще несколько мгновений и вышел, а Вайрэ заторопился на свое место.
День прошел без эксцессов, Вайрэ благополучно не облажался, сменился и первым делом пошел на кухню и набил живот, а потом отправился на задний двор - даже если у тебя святое задание, нельзя забывать о тренировках. Закончив и направляясь в душ - ах как хорошо нести святую миссию в местах тронутых цивилизацией - он вздрогнул, увидев на верхней галерее фигуру в черно-белом одеянии.
-Что такое? - тихо поинтересовался незнакомый Вайрэ охотник. Он в ответ молча показал глазами наверх. Охотник безразлично глянул на хориста. - А. Сороки свежей крови ищут.
-В смысле?
-Они с нашим братом развлекаются. Видел в больничном крыле блондина? Это его не в Старом Ярнаме, как всем говорят, это его наверху.
Вайрэ передернуло. В светловолосом человек угадывался только с изрядной долей фантазии.
-И ты так спокойно об этом говоришь?
-А что тут сделаешь? Они нам и оружие, и лекарства делают. И магию тоже только они умеют. Да и такое как с Исом редко бывает, обычно кровь просто берут, зато за это можно попросить что-нибудь для себя. Смекаешь?
-Смекаю. - Вайрэ точно смекал, что лучше быть тише воды и ниже травы. Чтобы какая-нибудь "сорока" свежую кровь не в его лице нашла. Поначалу получалось. Аж три дня получалось. Но на четвертый, последний, удача отвернулась.
Почти закончилась смена. Вайрэ уже прикидывал, как будет уплетать жареную речную рыбку и, может быть, Биггвир на вечерней тренировке сподобится на пару уровков обращения с мечом Людвига, но...
Фигура в черно-белом спокойно прошествовала сквозь почти пустой зал собора, каждый шаг взлетал эхом под своды. У Вайрэ заныло внутри - рыжий, смуглый, тот самый!
-Ты, - бесцветным голосом сказал клирик. - С косой. Как зовут?
-Вайрэ, - уныло отозвался охотник.
-После получного колокола жду здесь. Чтобы вымылся и надел чистое, - приказал клирик, разворачиваясь на каблуках. Сердце Вайрэ ухнуло в пятки.
-Попал ты, брат, - сказал напарник по дежурству, едва клирик скрылся из виду. - Давай помогу что ли?
-А? - Вайрэ непонимающе посмотрел на него.
-Ну ты же его видел? Он в таком состоянии из тебя всю кровь выпьет, рухнешь как только за дверью у него окажешься. Прослежу, подберу тебя, а ты со мной его платой поделишься. Десять процентов и не придется самому до медицинского крыла ползти?
-Нет, не надо.
-Жадина.
-Я уже договаривался на всякий случай, - соврал Вайрэ. - Некрасиво выйдет.
-Ясно, - охотник потерял интерес. - Ты главное не зли его, а то совсем плохо будет.
Вайрэ пришел за полчаса до полуночного колокола. Он боялся встречи, но опоздать на нее опасался еще больше. Так и не высохший до конца плащ могильной плитой давил на плечи, но в руках была приятная успокаивающая тяжесть верного Колеса Логариуса. Вайрэ сидел и наблюдал за танцем пылинок в ярком лунном свете, пробивающемся сквозь втиражные окна.
-Одобряю за пунктуальность... Ты бы с собой еще пушку притащил!
-Учитель Логариус завещал нам всегда быть готовыми и не расставаться с оружием, - назидательным тоном ответил Вайрэ, которому меньше всего хотелось признаваться, что колесо он притащил только потому, что ему до дрожи в поджилках страшно и с куда большим удовольствием он оставил бы эту тяжеленную дуру у себя в келье.
-Три дня назад ты за его заветы так не цеплялся, - с ноткой яда заметил хорист, но развивать тему не стал. - За мной.
Они направились сквозь лабиринты Соборного Округа. Вайрэ облизал губы, сглотнул и решился спросить:
-Господин?..
-Виатта.
-Господин Виатта, что вы будете со мной делать?
-Наслушался баек о том, как наш брат выпускает всю кровь и превращает в чудовищ?
-Это правда?
Виатта не ответил. Только свернул направо, Вайрэ проследовал за ним и его взору открылась панорама среднего и нижнего Церковного округа и даже центрального Ярнама через долину.
-Ух ты.., - он, не сдержавшись подошел к ограждению и перегнулся через него, чтобы видеть все получше. - Всегда знал, что у нас тут красиво, но не думал, что настолько.
Судя по звуку, клирик усмехнулся.
-Смотри, не свались. Пойдем. Летние ночи коротки.
-Ничего себе у вас тут аппартаменты, господин Виатта! - Вайрэ, забыв про приличия, жадно рассматривал немаленький зал, по стенам которого теснились полки с книгами и шкафы с склянками и бумагами. В углу и у окна притулилось по столу, один из который был полностью погребен под грудой бумаг, а второй сиял возмутительной чистотой и порядком. Он наткнулся взглядом на клирика и сник. - И все-таки, зачем я вам тут понадобился?
-Потрахаться, - невозмутимо ответил Виатта, приобнимая Вайрэ. - Ты красивый, я сразу тебя приметил.
Клирик ловко расстегивал одеяние Вайрэ - явно не первый раз с таким работал - запустил руки под него, оглаживая тело, кожу от кожи отделяла только тонкая нижняя рубашка Вайрэ. Руки у хориста оказались горячими будто у клирика был жар, Вайрэ ощущал как от них остаются на теле огненные следы. Наконец, охотник отмер и схватил хориста за руки.
-Нет, я так не могу! - Вайрэ замотал головой. - Не заставляйте меня!
Он выпустил руки хориста и отступил. Тот заинтересованно наклонил голову к плечу:
-Почему ты отказываешься? Учти, наврать, что ты гетеро, не получится, я специально уточнял.
-Я минут двадцать назад узнал ваше имя и до сих пор вас в лицо не видел, как вы думаете, почему?
-А, ты из романтиков? - Виатта улыбнулся краем рта и снял колпак. Тряхнул головой, расправляя смявшиеся медно-рыжие кудри и уставился на Вайрэ нечеловечески яркими желтыми глазами. Выждал немного и спросил: - Ну что, нагляделся?
-Выпить есть?
Виатта расхохотался. Смех у него оказался довольно приятный.
-А ты уже освоился, я посмотрю? Найдется, специально для безнадежных вроде тебя.
Хорист действительно полез в один из шкафов, позвенел чем-то и вытащил медицинского вида склянку и два бокала.
-Лучшая, другой не держу, - похвалился он, ставя склянку на стол. - Садись, или ты стоя пить будешь?
Вайрэ слегка покраснел и сел, удобно устроив руки перед собой на колесе. Так хоть удавалось удержаться от желания теребить завязки плаща, которое выдало бы его страх и нервозность с головой. Виатта разлил кровь по бокалам, отхлебнул, покосился на Вайрэ:
-Что ж, раз уж мы хотим узнать друг друга поближе, я начну. У тебя необычное имя. Не ярнамит?
-Ярнамит, - Вайрэ приложился к крови тоже. И правда хороша, так и поет. - Просто мама восхищалась каким-то древним птумерианским эпосом и назвала меня именем героини оттуда. Возвращаю вам ваш вопрос. Откуда вы?
-Ярнамит, как и ты, - Виатта усмехнулся. - Мой прадед бежал с больных земель Лорана, которые уже поглотили пески. Казалось бы его кровь уже растворилась в потомках-ярнамитах, а потом вдруг получился я, типичный лоранец. Так что и имя у меня лоранское, и внешность, а вот кровь ярнамская.
-Глаза у вас нечеловеческие, господин клирик, - хмыкнул Вайрэ. Интересно, что за кровь ему налил хорист, что она так по мозгам дает? Мир стал четче, резче, наполнился неизведанными доселе запахами и звуками. Вот кровь в бокале и в склянке - пела. Тихо, где-то на грани восприятия, но отчетливо и пронзительно. В комнате пахло книгами и кровью, Виатта пах раскаленным песком, горячим металлом и соляной пылью, а от склянки на столе поднимался тонкий запах нечеловечности. Клирик уже знакомым жестом наклонил голову.
-А ты разве не знаешь? В больных землях Лорана кровь людей смешалась с кровью духов песка и камня. Мы и есть нелюди, - он пригнулся к Вайрэ, яркие желтые глаза, поймав свет луны из окна на короткий момент озарились светом изнутри. Вайрэ икнул и непроизвольно отдернулся. - Ты боишься меня?
-Да, - сознался Вайрэ.
-Нет.., - задумался Виатта. - Так не пойдет. Встань!
Вайрэ поднялся. Хорист придвинулся ближе, снова обнял, на этот раз не изучающим жестом, а хозяйским. Провел кончиками пальцев по груди и положил ладонь точно на вышитую на одежде руну охотника. На сердце.
-Ты понимаешь, что я один из тех, кто распоряжается здесь всем? - прошептал Виатта, глядя снизу вверх тускло мерцающими глазами. - Твоя жизнь - в моих руках. Твоя смерть - в моих руках. Твое время - в моих руках. Одно мое слово - и ты сгинешь на кривых улицах Старого Ярнама. Одно мое слово - и ты остаток жизни будешь корчиться в агонии на моем столе, сжигаемый изнутри древней кровью. Ты принадлежишь мне как и любой другой предмет в этой комнате. Здесь я приказываю, а ты подчиняешься.
Вайрэ почувствовал, как его словно холодом изнутри обдало.
-Господин клирик, я не ваша вещь. Я человек. Вы отдаете приказы, но следовать им или не следовать - решаю я.
Виатта снова рассмеялся, отступил на шаг и сел на край стола.
-А если я тебя попрошу как человек человека?
-Просите.
-Покажи мне свое оружие. Нет, так я ничего не пойму... Станцуй мне с ним!
Вайрэ сам и не мог понять, как он ощущает разницу, но в этот раз клирик действительно просил. Как равного. Кровь кипела в жилах, энергия бурлила внутри. Он широко улыбнулся:
-Для вас - все что угодно. Хотите я покажу его в деле?
Виатта широко развел руками:
-Считай, что этот зал - твой.
Вайрэ лениво сбросил так и не высохший до конца плащ. Снял и аккуратно положил на стол рядом с Виаттой пояс, плотную накидку с вышивкой и верхнюю рубаху, затем, поколебавшись, стянул и рубаху нижнюю. Дернул завязку с волос, нетерпеливо раздергал пальцами косу, высвобождая буйные кудри. Рисуясь, взял полупустую склянку со стола:
-Ваше здоровье, господин Виатта, - он звонко чокнулся склянкой с бокалом в руках клирика и опрокинул ее в себя, чувствуя, как кровь из нее течет вниз по шее и груди вплоть до пояса штанов. Он с грохотом опустил пустую склянку на стол и мягко, привычным движением подхватил колесо. Господин клирик хочется видеть оружие палачей в действии? Он его увидит.
Клирик наблюдал за пляской смерти с явным интересом. Вайрэ выкладывался по полной. Если бы воображаемые враги и воображаемые чудовища оставляли трупы, он бы уже тонул в них по колено. Наконец, охотник резко крутанулся и с грохотом обрушил чудовищный удар колеса прямо к ногам Виатты, и рухнул вслед за своим оружием на колени, тяжело дыша.
-Вы довольны? - Вайрэ тяжело поднялся. Кровь все еще пела в ушах, но усталость перекрывала зов.
-О, да. - зрачки в глазах клирика пульсировали то расширяясь, то сжимаясь. - Но ты совсем сбил меня с толку. Знаешь, я планировал, что выберу мордашку посимпатичнее, и получу крепкое послушное тело в моей холодной постели. У нас тут редко бывают новые лица и друг от друга нас всех давно тошнит, поэтому как только появляется симпатичный охотник мы, в зависимости от его ориентации бросаем жребий, кто окучивает милашку. В этот раз повезло мне и я начинаю думать, что действительно повезло.
-Почему?
Виатта притянул его к себе за волосы, не причиняя впрочем боли:
-Потому что если эта ночь закончится сексом, я буду знать, что это не потому что ты хочешь что-то получить, выгадать или навариться на моем расположении. Или по-твоему мы тут все не знаем, что охотники отдаются нам из страха или меркантильности? А теперь - уже я во власти твоей воли. Хочешь - уходи. Хочешь - останься. Хочешь - мы продолжим. Хочешь - спальня там. Теперь твое желание - закон, а я подчинюсь, - клирик ухмыльнулся. Вайрэ посмотрел на него. Красив. Ничего не скажешь, красив. Вдобавок яркий и харизматичный. Но...
-Я бы еще выпил и поговорил, если вы не против.
-Не против. Только разговор поведем более личный. - Виатта достал новую склянку и снова наполнил бокалы.
-Я тоже не против. Скажите, а как вы сквозь ваши колпаки что-то видите?
Виатта рассмеялся.
-Не поверишь, то же самое хотел спросить. У нас повязка просто прозрачная. Если хочешь, можешь примерить, - он протянул колпак Вайрэ. Охотник его с интересом надел и тут же сдернул.
-Ай!
-Что, голова закружилась с непривычки? Оно проходит через пару дней, я в этом колпаке без проблем читаю, пишу и ставлю опыты.
-Ужас, - честно сказал Вайрэ, передергивая плечами. В узорах повязки мир дробился на множество миров поменьше, чуть-уть отличающихся в деталях и постоянно дрожащих и меняющихся. - Не понимаю, как вы с ума не сходите.
-Все мы здесь не в своем уме - и ты, и я, - клирик забрал колпак. - Безумие и понимание - это почти одно и то же, а уж понимание истинной природы мира от безумия и вовсе не отличить. Разве здравый ум когда-нибудь производил нечто, имеющее истинное значение?
-Наверное, мне не понять.
-Просто ты слепой, - Виатта пожал плечами. - Ты ходишь по этому миру, не зная, что истина тут, рядом. Достаточно только поднять голову. И когда ты узришь, мир больше никогда не станет прежним. Некоторые из нас бы позавидовали твоему благословенному невежеству... Но не я. Только так мы сможем найти путь к вознесению человечества.
Клирик и в самом деле уставился в потолок и Вайрэ был готов поклясться, что он и в самом деле видит нечто, сокрытое от самого Вайрэ.
-А я бы мог ее увидеть? - шепотом спросил Вайрэ.
-Не знаю. Она нисходит к нам сама. Если ей будет угодно, то ты встретишь ее в капле росы, в градине, в отражении луны.
Клирик встал и подошел к окну. В лунном свете он казался невесомым и хрупким. Вайрэ подошел следом, встал рядом. Виатта посмотрел на него тускло мерцающими в лунном свете глазами, но не сказал ничего.
Вайрэ молча обнял его и Виатта тут же с удобством облокотился на него, обнял в ответ, зарылся пальцами в волосы, положил голову на плечо, будто они так делали уже тысячу раз. Его руки почти обжигали.
-Разденешься сам? - прошептал Вайрэ. - Не знаю, смогу ли справиться сейчас со всеми этими завязками и пуговками.
-Ты правда хочешь?
-Да.
-Тогда разберемся по ходу дела, - Клирик победно ухмыльнулся. Иллюзия хрупкости и беззащитности слетела с него шелухой, даже несмотря на то, что Вайрэ все еще ощущал худое и тонкокостное тело в объятиях.
-Поцелуй меня.
-Это приказ? - Вайрэ не удержался от озорной улыбки.
-А ты как думаешь?
Вайрэ впился в губы клирика, жаркие и все еще несущие на себе вкус крови, которую они пили.
***
-Это было глупо.
Вайрэ мрачно промолчал. С одной стороны, ему ужасно льстило, что высший клирик Церкви Исцеления расчесывает ему волосы, с другой... трахаться всю ночь как сумасшедший, а потом так завалиться спать и не заплестись было действительно очень глупо. Сам Вайрэ бы этот колтун уже просто отрезал, но Виатта битый час их распутывал и вычесывал, не переставая выражать свое бесценное мнение об уровне умственного развития Вайрэ. У самого Виатты волосы тоже отреагировали не лучшим образом, но у него они были раза в четыре короче.
-Может, просто?.. - Вайрэ изобразил отрезательный жест и немедленно получил расческой по затылку.
-Не зли меня еще больше! Я сказал, что я их распутаю, значит я распутаю!
На удивление, распутать удалось. Вайрэ оделся, собрался и направился к выходу.
-Вайрэ.
-Да? - он замер на пороге.
-Если ты вдруг еще захочешь зайти, я буду рад тебя видеть.
-Обязательно зайду. Когда мне еще удастся свалить это, - Вайрэ махнул косой. - на кого-нибудь другого.
-Зараза ты. Знаешь, подожди, я хочу кое-что тебе подарить.
-Господин Виатта, - голос Вайрэ похолодел. - Я сделал это потому что я хотел, а не потому что ждал платы. Не обижайте меня подачками.
-Не обижай меня, думая, что тебе я дам что-то из того, чем расплачиваюсь со шлюхами. Нет, ты заслуживаешь большего... Ты заслуживаешь дружеского дара. Ты все еще хочешь узреть истинную природу мира?
-А как же?..
-Я соврал, - улыбнулся Виатта. - Просто загляни мне в глаза.
Вайрэ послушался. Глаза клирика затягивали, гипнотизировали, выпивали волю, как бесплодная земля глотает воду. Зрачки дернулись, расширяясь и Вайрэ ощутил, что падает в бескрайний космос и плывет сквозь созвездия и туманности. Мир был прекрасен, прост, строг и соразмерен и бесконечно велик. Ему казалось что вот еще чуть-чуть и он все поймет и поймет закономерности бытия и уловит в этом хаосе восхитительную сверхчеловеческую гармонию... но ощущение ускользнуло. Вайрэ со свистом вдохнул, осознав, что все это время стоял, не дыша.
-Теперь ты один из нас. Можешь идти.

@темы: слеш, Зарисовки, спин-оффы, флешбэки, Виатта, Вайрэ Вильранен, АУ